Как дьяк Украинцев уничтожает Дом Юргенсона

#

Дом русского музыкального издателя Петра Ивановича Юргенсона в Хохловском переулке сейчас в реставрации. Место притяжения творческой интеллигенции XIX века переживает свои не самые лучшие времена. Благотворительный фонд Юргенсона надеется спасти уникальную музыкальную гостиную и превратить дом с нотопечатней в музей своего великого предка с камерными музыкальными залами и издательством, а пока потокам Юргенсона приходится бороться за всю «музыкальную эпоху» дома с Департаментом культурного наследия столицы, у которых на него совсем другие планы. Старинную усадьбу разделили на четыре периода ее бытования, и последний, относящийся к деятельности Юргенсона и РМО, в предмет охраны не включили. Специально для портала «Музыка России» праправнучка Петра Юргенсона и глава благотворительного фонда его имени Анастасия Борисовна Юргенсон рассказала, что происходит сегодня с домом:

«Наш дом имеет огромную историю, он пережил четыре исторические эпохи. Петр Иванович Юргенсон купил его по рекомендации Русского Музыкального Общества и Николая Рубинштейна. Здесь с 1665 года располагались палаты дипломата дьяка Украинцева, затем — Московский архив Коллегии Иностранных дел, где бывал весь цвет русской литературы   и дипломатии. Юргенсон переехал в этот дом в 1882 году с семьей, открыл свое издательство, построил здание нотопечатни и даже первую электростанцию во дворе. У Петра Ивановича часто гостил Чайковский, которому пристроили две комнаты в доме. В советское время дом заняло издательство «Музыка» — национализированный П.Юргенсон, но при его переезде многие партитуры, хранящиеся еще при жизни Юргенсона, оказались потеряны.

Владение московского купца П.И.Юргенсона. Проект двухэтажного с подвалом фабричного корпуса. Фасад  (1894)

Сегодня память Юргенсона фактически уничтожили. Скупили весь Колпачный переулок, в том числе, усадьбу сына Юргенсона, Григория Петровича. А во дворе древних палат XVII века сейчас открыли ресторан — причем, где проходят дискотеки, от которых стонет весь район. Мой отец Борис Петрович Юргенсон, пройдя через все инстанции, ждал, что фамильный дом перейдет во владение благотворительного фонда Юргенсона, но этого не случилось, поскольку у нас нет закона о реституции — мы могли только безвозмездно находиться в составе памятника федерального значения.

Владение московского купца П.И.Юргенсона. Проект переделки фасада двухэтажного корпуса (1887)

Когда, наконец, пришла реставрация, мы были счастливы, поскольку дом в ней действительно нуждался. Но реставраторам наша музыкальная гостиная и нотопечатня оказалась не интересна. И то, что здесь творили Танеев, Рахманинов, Скрябин, Римский-Корсаков, Чайковский —тоже. Сейчас решается, будут ли реставрировать палаты дьяка Украинца только на его эпоху или все же сохранят и нашу гостиную. Ведь, по сути, 50 процентов того, что сегодня есть в доме, построено самим Юргенсоном. До сих пор сохранилась его мебель, книги, портреты, утварь, фрагменты обоев. Если это уничтожат — то уничтожат и огромный пласт музыкальной истории, память о музыкальном роде издателей».