Ирина Герасимова: «Моя Юность»

#

Рашид Калимуллин, композитор, народный артист России и Республики Татарстан, председатель правления Союза композиторов России

беседует с

Ириной Герасимовой, генеральным директором — художественным руководителем Российского Государственного музыкального телерадиоцентра.

Ирина Анатольевна, расскажите о себе, о начале Вашего пути.

Я родилась в интеллигентной семье: мама у меня – экономист, папа — инженер, у меня есть младший брат. Семья не музыкальная, но и мама, и папа – талантливые люди. Мама говорила, что я должна стать тем, кем она очень желала, но не смогла стать, – исполнительницей народных песен. Она до сих пор прекрасно поет и танцует, чечётку может выдать такую в компании, что просто диву даёшься – прирождённая артистка! Она всегда хотела, чтобы я занималась музыкой, но пределом её мечтаний на тот момент (я родилась в 60-м) было, чтобы я стала музыкальным работником в детском садике. Я сейчас её частенько поддразниваю, когда она обвиняет меня в непослушании (а это происходит до сих пор), что если бы я была послушной девочкой, работала бы сейчас в детском садике.

Музыкальный работник в детском садике и стал для меня первым «ангелом судьбы». Совсем ещё молоденькая девушка Нина Сергеевна отобрала меня и ещё четверых детей и совершенно бесплатно подготовила в музыкальную школу. Потом я пошла в районную музыкальную школу. Смешная была история, все мои педагоги через два месяца уходили в декрет. Все они говорили, что я очень талантлива, занимались со мной, а потом… исчезали.

И вот однажды в школу «ворвался» мой следующий «ангел судьбы» – Седа Аршавировна Фирзадян. Она была замечательным педагогом с совершенно невероятным темпераментом, она буквально сметала всё на своем пути! Наше знакомство было курьёзным: я не смогла сразу запомнить её экзотическое имя и ужасно расстроилась, не представляя, как же с нею сможет общаться моя мама, как обращаться?! Я только запомнила «Сова».  Она и похожа была на сову: нос с горбинкой, большие круглые глаза. Я её очень боялась. После нескольких двоек я всё-таки начала понимать, чего она от меня ждёт, и концу первого года сыграла свой первый сольный концерт! К сожалению, коллектив школы не смог адекватно оценить талант и горячий темперамент Седы Аршавировны, и к концу моего второго года учёбы она исчезла из школы, как и предыдущие учителя.

Но тут появился еще один «ангел» моей судьбы. Это Лариса Аркадьевна Цейтлина, очень спокойная, правильная, алгоритмичная: у нее всё было «разложено по полочкам». Седа Аршавировна говорила, что мне надо поступать в Гнесинку, и Лариса Аркадьевна стала меня к этому готовить.

Потом высшие силы вновь вмешались в развитие событий. Когда мама поехала вносить меня в списки на поступление в одну из Гнесинок, она случайно записала меня не в семилетку, как предполагала мой педагог, а в десятилетку, куда я потом успешно сдала экзамен и после второго класса поступила к Ирине Сергеевне Родзевич. У Ирины Сергеевны я проучилась до окончания школы.

Как Вы решили поехать в консерваторию Нижнего?

Все выпускники после окончания Гнесинской десятилетки собирались поступать или в Гнесинский институт (сейчас это Академия ми. Гнесиных) или в Московскую консерваторию. Моя история была очень проста. Нас было пятеро выпускников, мы готовились поступить в институт Гнесиных, когда скоропостижно умер наш декан Александр Львович Йохелес. У нового декана было своё видение наших музыкальных достоинств, и в результате я поехала поступать в Консерваторию, в Нижний Новгород.

Прямо с поезда я попала на прослушивание к декану курса Исааку Иосифовичу Кацу. Сыграла я удачно, и он сказал: «Я тебя беру». Мы поехали на вокзал забирать чемоданы, и там со мной случилась неприятная история со здоровьем. Я попала в больницу, а мне надо на коллоквиум. Лежу я под капельницей, и мама, которая не отходила от меня ни на шаг, говорит хирургу: «Доктор, сделайте ей укол, ей надо в консерваторию поступать». И тут происходит невероятное. Доктор говорит: «В консерватории у меня знакомый – Кац Исаак Иосифович, я ему палец лечил». Доктор берёт телефон: «Тут твоя лежит, отсрочь ей коллоквиум!» И всё! Через несколько дней я сдавала его лично ректору Аркадию Александровичу Нестерову и  Исааку Иосифовичу Кацу. Я поступила и поехала в Москву. А там меня ждала интересная работа, и не одна! И мне пришлось перевестись на заочный. До сих пор испытываю к Нелли Константиновне Станкевич, моему педагогу в консерватории, особую благодарность. Она настолько меня чувствовала, могла одним словом меня заставить делать то, чего я не умела, и инструмент начинал звучать!

Вы забыли рассказать про «две интересные работы!»

Меня взяли в Гнесинку концертмейстером в класс кларнетиста, профессора Ивана Пантелеевича Мозговенко, и он очень расстроился, увидев совсем молоденькую девушку. Но у меня есть такое качество – я очень хорошо «читаю с листа». Он ставит мне страшные ноты, а я спокойно шпарю все подряд. Это его впечатлило, и дело пошло. Потом мне предложили класс в музыкальной школе, где я начинала свой педагогический путь. Там я проработала 10 лет, и у меня был свои выпуски.

Как Вы пришли в музыкальную журналистику?

Знаете, мне всегда хотелось чего-то большего. Я с детства была склонна к литературе, а моя подруга скрипачка работала музыкальным редактором на Гостелерадио. Однажды она потащила меня в Софрино на лыжные соревнования: «Надо, мол, побегать на лыжах, принять участие за редакцию  в массовом забеге». Но я на лыжах могла только ходить, а лучше стоять. Но всё-таки поехала и походила с ними на лыжах. Это было весело, кто-то меня запомнил. А через какое-то время меня пригласили на радиостанцию «Юность» поработать музыкальным редактором. И я почувствовала, что это всё – моё! Мне было так интересно и весело! Там постоянно все менялось, и я не успевала «впитывать» в себя этих замечательных и интересных гостей, журналистов.

Там я впервые увидела Александра Градского. Моя первая программа, которую я озвучила, называлась «Полевая почта Юности». Тогда началась «оттепель», появилась возможность давать в эфир что-то новое, свежее. Была такая комната 224, где сидело семь музредакторов, которые работали на всю редакцию и на всю страну. И мы «впускали новую музыку». Тогда появился и Александр Градский. Когда он поднимался на наш этаж, мы все выскакивали из своих комнат. Его голос сметал картонные перегородки нашего АСК-3 (там располагалась редакция), он шёл всегда со своей свитой и всегда был фантастическим героем! И всё время моей работы там я встречала таких удивительных людей!

Так началась моя карьера в журналистике. Проработала я там с 1985-го по 1990-й год. В какой-то момент я покинула музыкальную школу, было сложно совмещать две работы. В 1987-м начались прямые эфиры, легендарные программы «Вечерний курьер» и «Молодежный канал». В 5 утра за мной присылали машину. С 6.00 до 8.30 шёл прямой эфир «Молодежного канала», с 9 до 12 я готовила записные программы, а в 14.00 меня ждали ученики! Из Останкино я ехала до Варшавской (я тогда там жила и работала в школе), и в 8 вечера на последнем этюде Черни я уже просто засыпала. Я поняла, что так больше нельзя, и надо выбирать. Я выбрала Останкино и ни разу об этом не пожалела. Я два года работала внештатным редактором, потом штатным и так далее по списку…

Ну,  хорошо, а когда Вы стали той Герасимовой, которой сейчас являетесь?

 Я не понимаю, что такое «Та Герасимова»… Начались 90-е. Радиостанция «Юность» разделилась на «Юность» и радиостанцию «Россия». В этот момент меня пригласили на телевидение. Тогда с радио на телевидение – это такой карьерный рост! Я согласилась и четыре года проработала музыкальным редактором редакции развлекательных программ Российского телевидения. Очень интересная была работа, но телевидение не радио, оно требует очень большого времени на подготовку программы. Там у нас тоже были прямые эфиры, работа с артистами, которые могли не прийти или прийти не вовремя, я очень нервничала.

У меня был в тот момент маленький ребёнок. Приходилось очень нелегко, когда были ночные озвучки и ночные монтажи. Я не выдержала и сказала: «Я больше не могу!» И в это время я получила приглашение поработать на своей первой музыкальной коммерческой радиостанции. Я вернулась на радио. Этого многие не поняли, посчитали меня сумасшедшей. Но моей первой любовью была радиостанция «Юность», и я была очень рада вернуться. Это было интересное время – время становления первых FM-радиостанций, коммерческих радиостанций, которые вещали совершенно по-другому. Я пошла сначала на одну радиостанцию, потом – на другую, и затем получила приглашение возглавить радио «Ностальжи».

Затем был «Маяк». Его председателем был назначен Андрей Быстрицкий, и я должна была стать его заместителем. Для меня, конечно, это было неожиданным назначением, потому что «Маяк» — это совсем не музыкальная история. Я очень переживала по этому поводу. Но Андрей Георгиевич сказал: «Закрывай технические вещи, хозяйственные вопросы». И началась активная работа. Это был 99-й год. Мы получили для «Маяка» ФМ-частоту, сделали новый канал «Маяк-24». Совместить его с кнопочным было невозможно, потому что кнопочный был для аудитории 50-60+, а новый «Маяк» — для аудитории 30+. Кроме того, там были контракты с рекламодателями, которые мы не могли сразу закрыть, поэтому получилось две радиостанции. Через полгода Андрей Георгиевич был назначен руководителем «Вестей», и, к моему ужасу, я была назначена на его место. Это был тот самый вариант, когда говорят: «Микробы – в ужасе!»

Я осознавала, какая огромная на мне лежит ответственность. Но рядом было много людей, которые помогали мне. Мы были частью ВГТРК: консультировали нас и Олег Борисович Добродеев, и Антон Андреевич Златопольский. На моё руководство «Маяком», 1999-2005 годы, пришлись самые страшные события в мире: башни–близнецы в Нью-Йорке, «Норд-Ост», взрыв в Буйнакске, захват школы в Беслане. Я как-то подсчитала, что таких трагедий было около 15.

Тяжело было переживать эти ужасные трагедии, а ведь мы ещё должны были вести репортажи из этих мест, обеспечивать всё технически, рисковать людьми.  Но мы справились. Я мечтаю когда-нибудь описать те годы. Мы были командой, которой некогда было даже подумать об этом. Это были легендарные личности: Вячеслав Киселев, главный редактор Георгий Шевелев, Сергей Курохтин, Игорь Малов и другие. Я благодарю всех, кто оказался тогда рядом.

Дальше я сменила работу. Пришла мысль объединить все радиоресурсы в один департамент ВГТРК. В департаменте я получила предложение от агентства по массовым коммуникациям – Роспечати – предложение войти в комиссию по проверке радио «Орфей». Там были какие-то свои сложности, потому что в 2002-м году Телерадиоцентр и радиостанция «Орфей» объединились, слияние шло тяжело. Поэтому и была создана комиссия, чтобы помочь разобраться. И в какой-то момент нашей работы мне предложили возглавить всё это. Не могу сказать, что я обрадовалась. Здесь всегда работали музыканты, а у музыкантов отношения с менеджментом сложные. Нужна была команда единомышленников. Мы стали работать, и не сразу стало всё получаться. Я пережила очень сложные два года, пока я завоевала доверие. Мне очень помогло, что я, с одной стороны, профессиональный музыкант, окончивший Гнесинку и консерваторию, а, с другой стороны, у меня большой опыт в журналистике и менеджменте.

Ирина Анатольевна, какие коллективы работают под Вашим началом кроме радио «Орфей»?

Сейчас в Российский Государственный музыкальный телерадиоцентр «Орфей» входят Симфонический оркестр радио «Орфей», Академический Большой концертный оркестр им. Ю. В. Силантьева, Академический большой хор «Мастера хорового пения» и Академический хор русской песни.

Проходит новое поколение, меняются вкусы, взгляды, у вас есть такое понятие – «ориентироваться на смену поколений»?

Конечно! Мы всегда там, где наш слушатель! «Орфей» сегодня активно двигается в цифру. Во-первых, она даёт колоссальный приток молодой аудитории, которая сидит в Интернете. Во-вторых, эта аудитория понятна, ее можно сосчитать, что очень ценно для нас. И, в-третьих, эфирное вещание требует лицензии, а по Интернету мы можем вещать по всему миру.

Дети сейчас слушают радио?

Да, и именно поэтому, запустив осенью этого года нашу цифровую медиаплатформу Orpheus.ru, одним из первых видеоразделов, который мы открыли для зрителей, был раздел «Детям». Здесь выложены потрясающие музыкальные спектакли российских и зарубежных музыкальных коллективов – от «Пети и волка» до «Ромео и Джульетты» и замечательные музыкальные мультфильмы студии «М.И.Р» с историей жизни великих композиторов. И это только начало! Можно сказать, что мы начинаем растить своего слушателя! Мы работаем на следующее поколение!

Я помню себя совсем маленьким. Я любил слушать театральные постановки, сказки, именно тогда во мне пробудился интерес к классике. У вас есть своя идеология, воспитание, концепция?

Конечно! Мы немножечко забыли, что душами надо заниматься. Просветительство – это и есть пасторство душевное. Мы не учим, но мы просвещаем. Наша задача – сделать материал интересным. У нас, есть, например, программа «Партитура жизни». Она сделана так, чтобы, рассказы о великих людях не навевали на слушателей тоску, а вызывали желание узнать о них больше.

Что есть у вас нового?

Я приглашаю всех на наш сайт Orpheus.ru. Там вы сможете не только послушать наш прямой эфир, но и найдёте 18 тематических радиоканалов. Это и «Популярная классика», и «Классика без границ», и «Симфоническая музыка», и «Клавир». Только что мы запустили два новых канала – «Классика крупной формы» и «Классика эстрады». «Классика крупной формы» — это канал для музыкальных «гурманов», тех, кому не хватает в эфире радио «Орфей» сложных и оригинальных произведений. Здесь представлены лучшие сочинения крупной формы мировой классической музыки – фортепианные концерты, симфонии и другие величайшие произведения Чайковского, Дворжака, Бетховена, Штрауса, Прокофьева – в блестящем исполнении лучших симфонических оркестров и исполнителей мира. Появление канала «Классика эстрады» также нельзя считать случайностью. То, что раньше было современной музыкой, постепенно становится винтажем, а далее – классикой. Кто поспорит с тем, что Эннио Морриконе, Нино Рота, Мишель Легран – это уже безусловная классика?

Кстати, всю эту замечательную музыку можно слушать не только на сайте, но и в мобильном приложении. Ну и, конечно, ждём вас на нашей видеоплатформе, где вы сможете, не выходя из дома, путешествовать по всему музыкальному миру и смотреть не только записи прекрасных концертов, опер, балетов, документального кино, но и прямые трансляции. Недавно была прямая трансляция из Уфы – открытие конкурса «Щелкунчик», каждую неделю идут трансляции нашего юбилейного цикла «Классика без купюр» — мы не останавливаемся ни на минуту!

Я хочу пожелать в Вашем лице телерадиоцентру «Орфей», который любит вся страна, который я тоже люблю, в его 30-летний юбилей хочу пожелать успехов, творите и создавайте новое на благо нашей страны!

Александр Градскийантон златопольскийГеоргий Шевелевиван мозговенкоИрина Герасимоваирина родзевичКлассика без купюрлариса цейтлинаолег добродеевполевая почта юностирадио орфейрадиостанция юностьрашид калимуллинсимфонический оркестр радио «орфей»

В России

Все новости