Синтез искусств: итальянское бельканто и ингушский фольклор. Есть ли точки соприкосновения?

#

Ислам Ахциев

Музыкальная культура каждого народа является философским и эстетическим осмыслением окружающего мира. Песенный фольклор сегодня служит связующей нитью между прошлым и настоящим. Благодаря памятникам устного народного творчества мы имеем возможность прикоснуться к мудрости предков, понять порядок их жизни и быта, проследить эволюцию взглядов и мировоззрения.

Древний ингушский народ является носителем уникальной национальной культуры. Его фольклорное наследие отличается жанровым и тематическим богатством, в основе которого лежат мускулинные образы нартского эпоса, что отражает ментальные и этнические черты: твёрдость духа, воинственность, смелость, патриархальность и благородство.

Жанр героико-эпических песен среди ингушей получил наиболее бурное развитие в XVI – XIX веках. В тот же период сложилась и исполнительская школа «илланчи», которые в отличие от кабардинских джегуако или дагестанских ашугов в основной массе не были профессиональными музыкантами. Важность этого атрибута подтверждают археологические находки, которые свидетельствуют, что в военных отрядах ингушей всегда находился воин – пеcенник. Поднятие духа, воспевание ратного подвига героев и тоска по павшим воинам была обязательным ритуалом в боевых действах той эпохи. Песни слагались не только под сопровождение струнного или смычкового инструмента, но и акапельно. Характерной чертой считалась речитативность манеры исполнения в тон музыки.

Другой стороной жизни и линией развития ингушской музыки являются «мехкарий илли» (девичьи песни), которые носили более повседневный характер, но имели не менее богатое содержание. Лирические и шуточные песни исполнялись во время трудовых сборов, свадебных ритуалов, проводах и танцах. В каждом селении были признанные песнотворцы, считавшиеся почетными гостями на всех значимых мероприятиях.

На рубеже девятнадцатого столетия в искусстве начали делать акцент на внутренний мир человека, палитру его чувств, эмоций и переживаний. Песенный репертуар народа достиг расцвета жанрового многообразия: лирические, колыбельные, обрядовые, шуточные и песни-плачи. Словесная передача «из уст в уста» является повсеместной закономерностью народного творчества. Вследствие этого многие произведения старины не сохранились до наших дней.

В любом искусстве рано или поздно появляются мастера, которые смелыми экспериментами открывают новую грань. Таким корифеем стала и народная артистка Республики Ингушетия Хадишат Ахциева. Значение этой легендарной артистки трудно переоценить. В 80-х годах прошлого столетия ее лирико-драматическое сопрано звучало во всех теле и радио передачах Чечено-Ингушской АССР.

Для вайнахской публики академическое пение было чуждым. Новое искусство изначально люди восприняли с некой опаской и неприятием. Итальянская школа бельканто, основы которой постигала в музыкальном училище Хадишат Ахциева, шло в разрез с привычной и знакомой всем народной манерой исполнения, отличающейся гортанным звуком, прямым звучанием и преимущественно грудным резонированием.

Академическое пение предполагало другой подход – высокую позицию звукоизвлечения на сильной опоре, чем служило поставленное дыхание. Такие певцы стремились достичь идеального звучания, расширяя диапазон своего голоса и совершенствуя вокальную технику.

Хадишат Ахциева была певицей высокого профессионального уровня. Покорив стихию классической музыки, она искусно исполняла оперные партии, но ее внутренний компас все же указал на родное – ингушский фольклор.

Как упоминалось ранее, плоды народного творчества передавались словесно, материальных источников сохранилось крайне мало. Одним из крупнейших музыкальных этнографов того времени была Мадина Инаркиева-Хашагульгова, отмеченная почетным званием «Заслуженный деятель искусств Республики Ингушетия». Именно она в профессиональном смысле открыла перед Хадишат богатый мир ингушской музыки. Кропотливо собирая по селам старинные мелодии и тексты, Мадина собрала бесценную коллекцию народных песен, многие из которых затем оказались в репертуаре известной певицы.

Однако ингушский язык в силу своей лексической и фонетической строгости не отличался особой мелодичностью, и обуздать его суровый нрав Хадишат Ахциевой удалось не сразу.

Кроме высокого исполнительского мастерства и природной силы голоса, у певицы было еще одно преимущество – неповторимый тембр с драматический окраской. Созданный Хадишат сценический образ идеально соответствовал облику ингушской женщины: строгая неприступность, плавность движений, скромность и благородство.

Философски осмысливая каждое произведение, проживая на сцене каждый образ, и используя весь арсенал своих знаний и способностей, певица со временем сумела достичь филигранного звучания. При этом Хадишат сохраняла национальный колорит и характер ингушской песни, за что снискала всенародную любовь и уважение. Так певица создала новый «элемент» в музыке на стыке двух искусств.

Ислам АхциевМадина Инаркиева-ХашагульговаХадишат Ахциева

В России

Все новости