Новая «Дама с камелиями» в постановке Владимира Кехмана

#

26 и 27 марта Михайловский театр на сцене МХАТА имени Горького в Москве представил оперу «Дама с камелиями»  в постановке Владимира Кехмана.

Это новая версия оперы Джузеппе Верди «Травиата». Действие спектакля перенесено в начало ХХ века — в эпоху великих потрясений и великого искусства. Теперь это история жизни русской балерины, которая вынуждена выбирать между сценой и чувствами. События 1917 года вынуждают Маргариту покинуть Петербург. Благодаря влиятельному покровителю — барону Дюфолю — даже в эмиграции девушка ни в чем не нуждается. Однако, уехав из России, балерина обнаруживает, что годы уходят, а вместе с ними утекают силы и талант.

О создании спектакля рассказал художественный руководитель Михайловского театра и гендиректор МХАТ имени Горького Владимир Кехман.

— 26-27 марта у вас во МХАТ имени Горького большая премьера — «Дама с камелиями», спектакль, который вы впервые представили в феврале в Михайловском театре в Санкт-Петербурге. И это ваша первая опера, в которой вы выступили как режиссер-постановщик. Я помню, когда вы оканчивали ГИТИС, то выбирали материал для будущей режиссерской работы. Почему именно «Дама с камелиями»?

— Честно скажу: произошло несколько событий, из-за которых я обратил внимание именно на этот сюжет.

Первое — это, конечно, великолепный спектакль Зальцбургского фестиваля, в котором Виолетту пела Анна Нетребко. Это было в 2005 году, но спектакль произвел на меня большое впечатление и надолго остался в голове.

Второе событие — празднование 200-летия Верди в Ла Скала в 2013-м, для которого Дмитрий Черняков поставил, на мой взгляд, не самую удачную «Травиату». Но музыкально это было невероятно интересно, и я тоже запомнил эту историю. И третий момент. В чем, на мой взгляд, некая проблема «Травиаты» Верди? Это то, что исполнить партию Виолетты от начала до конца (и особенно первую арию) может только выдающаяся певица. И я понимал, что эта выдающаяся певица не может быть…

— …молодой.

— Да, молодой и очень красивой. И тогда я подумал, нельзя ли разделить эту знаменитую арию? Медленную часть спеть в начале…
— А быструю — в финале?
— Да, зафиналить. Я рассказал о своей идее Александру Александровичу Соловьеву, нашему музыкальному руководителю, он ответил, что не видит в этом проблемы. Наш главный приглашенный дирижер Тимур Зангиев это подтвердил. Вот в этот момент у меня все сложилось. И я подумал, что мой спектакль все же будет не совсем «Травиатой» Верди.
— Тем более что у вас же в Михайловском театре есть абсолютно классическая опера «Травиата». Она останется в репертуаре?
— Конечно. А эту «Даму с камелиями» мы сделали именно для молодого состава. Еще мне в спектакле был нужен некий системообразующий персонаж — барон Дюфоль, — который рассказывал бы всю эту историю. Я решил посоветоваться с Сергеем Петровичем Лейферкусом, звездой петербургской и международной оперной сцены. Я думал, что он не вернется ко мне с ответом, но он перезвонил со словами: «Блистательно — работаем!» И все — у меня появился барон!
— Жаль, что мы не записываем видео: настолько эмоционально вы об этом рассказываете, это надо смотреть, конечно.
– Да! Мне действительно очень важно было, чтобы в спектакле нашем была признанная звезда. И он — все время на сцене, рассказывая историю как бы от своего имени. Как мне кажется, я придумываю новый театральный стиль под названием «драма-опера-балет». Я окончил ГИТИС с дипломом, который назывался «Создание истории спектакля в музыкальном театре». Мало кто из режиссеров этим занимается.

Но в нашей «Даме с камелиями» такое будет. Например, очень важные дивертисментные номера в исполнении известных балерин, приглашенных звезд. Каждый раз разных — в зависимости от их расписания.

— А сюда, в Москву, на постановку приедет же и оркестр из Санкт-Петербурга? И это такая редкость, что в драматическом театре есть оркестровая яма?
— Да, такого масштаба нет ни у кого в Москве. А мы здесь можем показывать спектакли любой сложности. Это универсальный зал: можно нажать на кнопку — и оркестровая яма превратится в дополнительные ряды кресел, появится еще 100 мест. И кстати, наши декорации к «Даме с камелиями» в московском МХАТе смотрятся даже лучше, чем в петербургском Михайловском театре.
— Здесь и зал уникальный, и стильно, и кресла удобные теперь.

— А еще у нас будет прекрасный буфет и столовая.

— Столовая для сотрудников?
— Самая вкусная столовая для сотрудников, и буфет — для всех. Все будет очень симпатично, правда. Мы, знаете ли, строим главный номенклатурный театр нашей страны.
— Что вы вкладываете в понятие «номенклатурный»?
— Вкладываю то, что мы полностью открыты для всей нашей так называемой бюрократии. Я бы хотел, чтобы люди приходили сюда общаться и просвещаться. У нас же здесь рядом прекрасные соседи: Минкульт, мэрия Москвы и много других ведомств. Пусть приходят на наши завтраки с сырниками или на обеды.
— Неожиданный поворот. Зачем вам это нужно?
— Когда-то Екатерина Фурцева фактически подарила это здание Олегу Ефремову на 75-летие МХАТа. И вот мы возрождаем эту традицию, чтобы МХАТ стал местом встреч артистов, театральных, политических деятелей и московской публики.

Анастасия Мельникова

 

По материалам РИА Новости

владимир кехманджузеппе вердимосква

В России

Все новости