Памяти Бориса Трубина

#

Фото: Ильи Чиркова

Сегодня замечательному композитору, педагогу, и.о. профессора Казанской государственной консерватории, лауреату Премии Союза композиторов России им. Д.Шостаковича, Борису Николаевичу Трубину исполнился бы 91 год.

Его ученики — композиторы, члены Союза композиторов Татарстана и России вспоминают любимого педагога:

Екатерина Шатрова:

«Кажется, что главный из моих девизов в преподавании – это девиз Трубина: «Не мешай дереву расти, и оно вырастет прямым». Этими словами Борис Николаевич Трубин напутствовал меня как преподавателя композиции в музыкальной школе. «Главное – найдите у своих учеников недостатки и постарайтесь их развить: из недостатков прорастает индивидуальность»!

Борис Николаевич учил видеть красоту в повседневности, в кажущейся обыденности, в «простых» аккордах, в естественных, не «из головы выдуманных» гармонических, ритмических, метрических решениях… Приходить на его занятия было всегда радостно, так как не было страха не понравиться Учителю – только совместное творчество, взаимное уважение и интерес, счастье общения с Борисом Николаевичем и ощущение собственного роста рядом с Личностью. Не скупясь на похвалу, Борис Николаевич зорко подмечал и недостатки, но необыкновенное сочетание остроумия и доброты смягчало любое критическое замечание; при этом сказанное с улыбкой «Стилизнули?!» или выразительное словечко «звукоблудие» помнится всю жизнь, заставляя избегать и первого и второго. Каждому своему «питомцу» он говорил: «Вы очень талантливы!», помогая «прорезаться крыльям» и набрать высоту в творчестве!

Мне кажется, вся жизнь и вся творческая и педагогическая деятельность Бориса Николаевича Трубина были озарены Любовью – это и их с женой — Валентиной Степановной огромное чувство, и трепетное отношение к детям, внукам и молодежи вообще, и острый, как у детей, интерес к жизни, ко всем ее проявлениям. Отсвет этой Любви чувствую в своей музыке (наверное, и другие ученики Бориса Николаевича чувствуют то же самое), скорблю об уходе Учителя, счастлива, что довелось общаться с ним, любовь и уважение к его Памяти безмерны.

Когда мы слышим «композитор Трубин»,

То вспоминаем чеховский Ваш лик,

И взгляд, что неизменно дружелюбен,

И доброту, и меткий Ваш язык,

И искренность во всём, ни капли фальши,

И уваженье к каждому из нас,

Когда, мечтая сочинять и дальше,

Мы приходили в Ваш заветный класс.

Кто объяснит природу вдохновенья?

И в педагогике и в сочиненье

Любви и сердцу доверяли Вы.

Одна звезда Вам с юности светила,

Вам веру и надежду подарила,

И были Вы себе и ей верны…»

Виталий Харисов:

«Дорогой Борис Николаевич!

Всему, что я достиг в своей главной профессии, — я обязан Вам! Вы открыли мне мир Большой музыки, научили азам сочинения, привили основы художественного вкуса. Мне навсегда запомнились Ваши рассуждения о смысле композиторского творчества, о народных корнях из которых оно произрастает, о порядочности, о нравственности. Во многих жизненных ситуациях меня согревала Ваша отеческая любовь, Ваше поистине неиссякаемое чувство юмора, Ваша уверенность в правильности выбранного пути, которую изо дня в день Вы вселяли в души своих учеников.»

Алсу Абдуллина:

«Вспоминая Учителя…

Говоря о Борисе  Николаевиче Трубине, сразу вспоминаешь его облик – добрый взгляд, негромкая речь, интеллигентное общение со всеми с окружающими на  «Вы», невзирая на возраст, готовность помочь советом или действием… Это был человек невероятной доброты, которая сразу окружала всех, кто был рядом с ним. Для меня он и внешне,  и внутренне ассоциировался с Чеховым – с человеком из прошлого, которое мы никогда не видели, но смогли почувствовать, общаясь с Борисом Николаевичем. Он никогда не хвастался своими знаниями, достижениями, не намекал нам, студентам, что мы слишком мало знаем и умеем, наоборот, старался как-то расширить наш кругозор, щедро делился нотной литературой из своей библиотеки.

На уроках по композиции Борис Николаевич  тактично намекал на недостатки, никогда не педалируя свою точку зрения; он старался сделать так, чтобы мы, студенты, сами нашли варианты, которые бы подошли к тому или иному произведению. Он всегда был готов прийти на помощь, неважно в каком контексте – музыкальном или бытовом. Вспоминаю свой госэкзамен по теории – внезапно у меня поднялась температура, я сдала на «отлично», но, видя мое состояние, Борис Николаевич сам вызвался меня отвезти домой на своей машине. И еще был случай в том же 2003 году – перед вступительными экзаменами мы с моей мамой поехали на дачу к Борису Николаевичу за музыкальной литературой и попали под ливень, что называется, «промокли до ниточки» в прямом смысле. Еле найдя эту дачу,  мы отогрелись, выпили чай, пообщались, я получила ноты и книги,  Борис Николаевич отвез до станции на своей машине. Эти случаи для меня показатели его душевного благородства.

 Его отношения с  супругой Валентиной Степановной – тема для отдельного разговора. Это образец действительно высоких отношений на протяжении долгих лет. Они достойно прошли свой жизненный путь, сохранили любовь, юмор, доброту,  несмотря на трагические события, которые, увы, происходили в их жизни.

Его музыка пронизана искренностью, любовью к своему родному краю, к России.  В ней нет кривлянья, показательных спецэффектов.  Я очень благодарна судьбе, что она подарила мне встречу с Борисом Николаевичем Трубиным – удивительным человеком, мудрым учителем, чудесным музыкантом.»

Сергей Беликов:

«Вспоминаю с благодарностью занятия по композиции с Борисом Николаевичем, который искренне радовался успехам учеников, открывая, казалось бы в простом и обыденном, музыкальные горизонты и красоту звучания, наполняя смыслом, яркими красками и радостью процесс сочинения музыки.»

материал размещен на YouTube-канале Казанской государственной консерватории имени Н.Г. Жиганова

борис трубинвиталий харисовекатерина шатроваСергей Беликов

В России

Все новости