ПРИНЦИПЫ НОВОЙ СИНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ МУЗЫКИ Часть 2. Транс/крипция воздействия музыки на человека. Рождение музыкотерапии

#
This image has an empty alt attribute; its file name is aleks.jpg

Доктор философских наук, профессор кафедры музыкального воспитания и образования

РГПУ им. А.И. Герцена, Александр Сергеевич Клюев

Возникает вопрос, каким образом музыка восстанавливает связь человека с Высшим, Богом: как она соединяет энергии человека и энергии Божества?

Чтобы ответить на этот вопрос, уточним, что представляет собой человек.

Человек, «всецелый» человек, состоит из трех элементов: тела, души и духа. Следовательно, единение энергий человека и энергий Божества есть возрастание энергий человека в последовательности: телесные – душевные – духовные.

Интересно, что наращивание энергий человека: телесные – душевные – духовные, подтверждается сегодня научной теорией, согласно которой тело, душа и дух – последовательное наложение полей. Такую теорию выдвинул российский физик, историк науки Сергей Хайтун. Ученый пишет: «Живые и неживые структуры состоят из молекул, молекулы – из атомов, атомы – из элементарных частиц. Элементарные частицы представляют собой сгустки физических полей взаимодействий. Атомы, молекулы, живые клетки – …таким образом, определенные структуры, образованные физическими полями… Так что приборы при соответствующей их настройке и обязаны обнаруживать на месте нефизических полей физические». По мнению автора, «гравитационные, электромагнитные и другие физические поля взаимодействий первичны, тогда как химические, биологические и другие поля нефизических взаимодействий “сотканы” из “физических”, образуя многоуровневые структуры (паттерны)». В связи с этим, высказывает предположение Хайтун, не исключено, что «человеческая душа – это “полевая тень”, отбрасываемая вещественными структурами, [а дух – “полевая тень” души]» [18, с. 156-157]. (Нарастание: тело – душа – дух своеобразно интерпретирует российский литературовед, культуролог, профессор Парижского православного богословского института В.В. Вейдле. Душа, по Вейдле, – «душа тела», дух – «душа души» [6, с. 55].)

Как же воздействует музыка на развитие: тело – душа – дух?

Для того чтобы ответить на этот вопрос (предложить транс/крипцию воздействия), нужно иметь в виду то, что тело, душа и дух человека, соответственно, управляются тремя отделами его психики, именуемыми подсознанием, сознанием и сверхсознанием1. Можно сказать, тело находится в вéдении подсознания, душа – сознания, дух – сверхсознания.

Известно, что в процессе своего воздействия на человека, музыка усиливает психическую активность человека в наращении: подсознание – сознание – сверхсознание. Как это происходит?

Воздействие музыки на подсознание обусловлено соответствием ее устроения устроению внутренних психофизиологических процессов. Как отмечает Г.В. Воронин, «в современной музыкальной (структуре. – А.К.) многовековой слуховой отбор, направленный мелодико-гармоническим инстинктом человечества, обеспечил высокую степень ее соответствия какой-то (структуре. – А.К.) внутренних… психофизиологических… процессов» [7, с. 609]. На этом основании, делает вывод Воронин, «музыка как-то изначально заложена, скрыта внутри нас, но этого мы не осознаем» [7, с. 610].

Воздействуя на подсознание, музыка стимулирует его развитие, иначе говоря, последовательное перерастание в сознание и далее – в сверхсознание. Каким образом это осуществляется? Сначала рассмотрим влияние музыки через подсознание на сознание.

Только что было выяснено, что на подсознание музыкальное звучание воздействует вследствие соответствия его архитектоники архитектонике психофизиологических процессов человека. Вместе с тем содержательным ядром, внутренним наполнением архитектоники музыки являются музыкальные интонации. Отмеченный факт и определяет возможность воздействия музыки через подсознание на сознание человека. Происходит это потому, что музыкальная интонация представляет собой умопостигаемое образование: как утверждал Б.В. Асафьев, «музыка – искусство интонируемого смысла» [1, с. 344]. Необходимость расшифровки этого умопостигаемого образования (смысла) музыкальной интонации, вне всякого сомнения, способствует развитию сознания человека. А как воздействует музыка через сознание человека на его сверхсознание?

Ввиду того что умопостигаемое образование музыкальной интонации имеет предельно обобщенный характер, чтобы расшифровать его требуется творческое «озарение» – интуиция человека. Последняя же, согласно Е.Л. Фейнбергу, «есть синтетическое суждение, основывающееся на мобилизации… огромного круга чувственных, образных и интеллектуальных ассоциаций, охватываемых единой “идеей” (“образом”, переживанием, которое не может быть адекватно выражено дискурсивно, “разумными” словами)» [16, с. 205].

Значит, проявление интуиции и есть деятельность сверхсознания. Так, музыка, последовательно воздействуя на подсознание и сознание человека, пробуждает его сверхсознание.

В самом общем виде этот процесс описывает швейцарский музыковед и философ Эрнст Курт.

По мнению Курта, воздействие музыки выражается в становлении напряжения внутри нас. Это напряжение, по Курту, обеспечивают «перерабатывающие энергии», которые «предшествуют чувственным впечатлениям» [13, с. 40]. Ученый говорит о различных типах таких энергий, фактически сводимых к двум. По поводу первого из них: «Воздействие энергии (этого типа. – А.К.)… пронизывает все единичные тоны мелодического (линеарного. – А.К.) потока… Состояние напряжения определенного ощущения поэтому имманентно отдельным тонам мелодической линии, то есть неразрывно связано с ней… Внутренний процесс (проявляющийся в мелодическом движении. – А.К.)… обнаруживается в единичном тоне (выделенном из общей связи и изучаемом со стороны его напряжения), как противодействие ощущению покоя. В нем сокрыто… состояние напряжения,.. (которое можно определить. – А.К.) как „кинетическую (двигательную) энергию”» [13, с. 41-42].

О втором типе: «Каждый тон, заимствующий живую силу из линеарной связи движения, к которой он принадлежит, переносит силу напряжения в те аккордовые образования, в которые он попадает». «Рассматривая аккордовое созвучие, к которому принадлежит тон, обладающий кинетической силой напряжения, (закономерно прийти. – А.К.) к понятию состояния энергии в аккордах,.. (которое может быть названо. – А.К.) “потенциальной энергией”» [13, с. 74].

Автор утверждает, что эти два типа энергии: кинетическая и потенциальная и рождают музыку внутри нас. «Начало музыки, – говорит Курт, – не есть ни тон, ни аккорд… или какое-либо другое звуковое явление. Тон есть лишь начало, простейшее явление внешнего звучания… Из колебаний струн… образуется только звуковое впечатление, но никак не музыка. Музыка есть борьба сил, становление внутри нас» [13, с. 39-40].

Вот так осуществляется помощь музыки в восхождении человека к Высшему, Богу. И это есть, как мы полагаем, музыкотерапия. Уточним – Новая синергетическая музыкотерапия (далее – НСМТ)2.

Собственно, в представленном понимании музыкотерапия обнаруживается уже в эпоху Древних государств: в Древней Индии, Китае, Египте. Особенно она стала развиваться в Древней Греции, благодаря деятельности Пифагора, Платона, Аристотеля.

Древние греки активно использовали музыку как средство, способствующее воссоединению человека с Богом.

Общение с Богом ярко отображено в музыкально-поэтической практике древних греков. По словам известной исследовательницы античной культуры О.М. Фрейденберг, древнегреческий певец «не один,.. этот (певец. – А.К.) состоит из определенного числа лиц, живущих в одном определенном месте, имеющих один определенный возраст и один определенный пол. В стихах, которые поет… этот множественный (певец. – А.К.), он называет себя единичным и говорит о себе не “мы”, а “я”; но то, что он рассказывает, относится не к нему самому, а к Богу» [17, с. 41].

В эпоху европейского Средневековья, во времена утверждения христианства, с мыслями о роли музыки в приведении человека к Богу мы встречаемся в трудах Отцов Церкви: Григория Нисского, Григория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоуста. В этих трудах Отцы Церкви подчеркивают, что поддержка музыки в чаемом единении происходит в момент пения человека в храме во время Богослужения. Святитель Иоанн Златоуст даже различал в связи с этим два типа пения в храме – псалмов (греч. ψαλμος – хвалебная песнь) и гимнов (греч. ύμνος – торжественная песнь): «Если ты навыкнешь петь псалмы, тогда сумеешь петь и гимны. А это дело более божественное. Именно псалмам свойственно все человеческое, а гимны, напротив, не заключают в себе ничего человеческого. Гимны, а не псалмы, воспеваются горними силами» [8, с. 580].

В эпоху Возрождения происходит знаменательное событие: отпадение человека от Бога. На место Бога человек поставил природу. Такая позиция возрожденческого человека критиковалась многими мыслителями. Так, по словам Николая Бердяева, «ренессансное обращение к природе… не было делом духовного человека… Для того чтобы человек до конца утвердил себя и не утерял источника и цели своего творчества, он должен утверждать не только себя, но и Бога. Он должен утверждать в себе образ Божий» [2, с. 146-147].

Однако был в устремленности к природе и положительный момент: она дала импульс развитию науки. Наука начинает изучать человека – как природного существа: телесно-душевного, причем, главным образом, телесного. Развивается медицина – как раздел биологии, изучающая способы лечения различных недугов человека, поначалу, прежде всего, физических. В помощь медицине привлекается музыка. Рождается первое, четко заявившее о себе, отдельное направление в музыкотерапии – музыкотерапия в медицине.

Одним из первых врачей Ренессанса, исследовавших лечебное воздействие музыки на хирургических больных, был французский врач Амбруаз Парэ. На лечебную силу музыки обращал внимание и английский врач Роберт Бертон.

Серьезное развитие наука получила в XVII–XVIII веках, что, безусловно, стимулировало в это время и исследование лечебных возможностей музыки.

В XVII веке наибольший вклад в раскрытие лечебных свойств музыки внес немецкий ученый Атаназиус Кирхер.

Кирхер в своем труде «Phonurgia Nova» («Новое учение о звуке») предложил механическую теорию «ятромузыки» («врачующей музыки»: от греческого понятия γιατρός – врач), объяснявшую лечебное воздействие музыки физическими и химическими процессами, происходящими в организме при ее восприятии.

В XVIII веке появляется ряд ученых, интересовавшихся лечебным потенциалом музыки: Л. Рогер, И. Амбр, Р. Броклесби, Е. Николаи.

Рогер написал критический труд о действии музыки на человеческое тело и рекомендовал научный подход к экспериментам в этой области. Амбр подготовил рукопись «De salutari musices in medicina usu» («О лечении музыкой, используемой в медицине»). Броклесби создал первую теорию музыкотерапии.

Николаи исследовал физиологические реакции, вызванные слушанием музыки, которые проявлялись в изменении пульса, деятельности сердца и ритма дыхания. По Николаи, музыка может влиять как импульс, освобождающий аффекты, и таким образом производить терапевтическое воздействие.

Новый виток развитию науке придал XIX век. В это время все более активно начинает изучаться душа (психика), осознаваемая как ведущий элемент человека. Уже в первой половине XIX века, с упрочением романтической «программы жизни», подчеркивается ценность души человека. По словам Н.Я. Берковского, для романтиков «в душе содержится человек во всех его возможностях, в путях, им не пройденных, но возможных для него» [3, с. 42]. Понятно, что для эффективности работы по изучению душевных проявлений человека, стала использоваться музыка. А это, в свою очередь, дало толчок развитию музыкотерапии. Так появляется второе отдельное направление в музыкотерапии – музыкотерапия в психокоррекции.

В этот период заявляют о себе новые яркие ученые, проявлявшие интерес к лечебным свойствам музыки: К. Шнайдер, Л. Раудниц, П. Лихтенталь, Ж. Эскироль.

Шнайдер описал разнообразные психические реакции на отдельные виды музыки, причем охарактеризовал психическое воздействие игры на различных инструментах. Раудниц описал использование музыки для лечения психозов.

Лихтенталь привел доказательства влияния музыки на различные психические процессы.

Французский ученый Жан Этьен Доминик Эскироль – один из основоположников научной психиатрии, автор первого научного руководства по психиатрии «Des Maladies mentales…» («О душевных болезнях…»), начал вводить музыку в качестве лечебного средства в психиатрические учреждения.

С первой половины XIX столетия музыкотерапия применяется в психиатрических лечебницах как метод активных занятий музыкой, а со второй половины этого столетия во многих психиатрических больницах уже имеются специальные служители-музыканты для лечения музыкой душевных заболеваний.

Важной вехой развития культуры явилось начало XX века. В этот период предпринимается попытка возврата к Богу. Связана эта попытка была с деятельностью австрийского философа Рудольфа Штайнера, создателя антропософии (от греч. ἄνθρωπος – «человеческая мудрость»).

Штайнером учение характеризуется как «наука о духе», путь познания, стремящийся привести духовное в человеке к духовному во Вселенной. Автор полагал, что его учение – углубление христианства.

Однако, по словам протоиерея Сергия Булгакова, «полное отсутствие (у Штайнера. – А.К.) богословско-философского определения духа и духовного позволяет употреблять это понятие в отношении к живому, к душевному, к духовному. Благодаря этому с неимоверной легкостью совершается переход от духа к “телам”, а в самых телах от “физического” тела к телам восходящей духовности, к “я” и к тому, что лежит за “я”. Этот мнимый спиритуализм… одинаково уничтожает существо и духовного, и недуховного бытия» [4, с. 231-232]. Таким образом, учение Штайнера «не есть ни “углубление христианства”,.. ни даже… особое течение в христианстве, – оно… ничего общего с христианством не имеет, и самое это сближение есть самообман…» [4, с. 248].

В начале XXI века предпринимается новая попытка прорыва к духовному. Она была вызвана оживлением интереса к православной вере в мире. Отчетливо активизировалось православное движение в России.

На волне отмеченного движения автором этих строк было задумано усиление использования музыки в развитии духовной сферы человека. Так заявил о себе новый опыт создания самостоятельного направления в музыкотерапии – музыкотерапия в педагогической работе. Почему наше намерение мы определили как педагогическую задачу?

Дело в том, что педагогика занимается образованием, в буквальном смысле, – созиданием. Если говорить об образовании – созидании человека, то здесь, безусловно, важнейшую роль играет утверждение в человеке его духовного измерения.

Музыкотерапия как технология помощи человеку на пути его духовного восхождения была предложена нами еще в 1994 году (в докладе «Проблема био-социо-космического воздействия музыки на организм человека», прочитанном в Санкт-Петербурге на международной научной конференции «Образование в современном мире»), позже нами был написан ряд статей на эту тему, а с 2008 по 2017 год были организованы и проведены на факультете музыки (c 2013 года – в институте музыки, театра и хореографии) Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена 10 международных научно-практических конференций, посвященных терапевтическому применению музыки (и искусства в целом) в педагогической работе [14].

Предложенный нами подход получил признание среди российских музыкотерапевтов. Показатель тому – существование сегодня в России трех направлений музыкотерапии: музыкотерапии в медицине (руководитель – С.В. Шушарджан), музыкотерапии в психокоррекции (руководитель – В.И. Петрушин) и музыкотерапии в педагогической работе (руководитель – автор данной статьи). Проиллюстрируем сказанное.

Музыкотерапия в медицине

(Разработка С.В. Шушарджана)

С.В. Шушарджан подчеркивает, что его технология опирается на установки древней китайской медицины. Поясняя эту мысль, ученый пишет о том, что музыка была неотъемлемой составной частью философской, космологической и религиозной картины мира китайцев на протяжении нескольких тысячелетий, одинаково – порывом души и продуктом ума. Китайцы полагали: «Звуки доступны, они отражают космические связи и действуют в душе человека». Но в то же время китайская музыка своеобразна и во многом отлична от европейской. В китайских трактатах о музыке отмечались ее социально-политическая, воспитательная роль, символические функции, связи с природой и человеком.

Музыкальный лад китайской музыки называется пентатоникой и базируется на пяти тонах. Автор приводит названия тонов пентатонического ряда, показывает отношение тонов к пяти первоэлементам и сродство их соответствующим органам человека.

Шушарджан пишет, что особенностью китайской медицины является соматопсихический подход, согласно которому каждому органу соответствует своя психическая функция.

Так, печени, которая относится в данной концепции к первоэлементу «дерево», свойственна психологическая функция, которой соответствует эмоция – гнев. При гиперфункции (избытке) наблюдается: упрямство, агрессия, аутоагрессия. При гипофункции (недостатке) – боязливость, страх, депрессия.

Сердце имеет сродство с первоэлементом «огонь». Соответствующая эмоция – радость. В состоянии гармонии отвечает за организующее начало, стремление к новому, к созвучию с природой. Типичная патология при избытке – бессонница, безумные порывы, при недостатке – снижение способности к концентрации мысли, бессвязная речь, душевная расслабленность.

Селезенка соотнесена с первоэлементом «земля». Нормальная функция – обеспечивает возможность понимания, запоминания, аналитического мышления, а также воображения. Типичная патология: избыток – навязчивые идеи, ревность, мелочная опека; недостаток – забывчивость, потеря памяти, неорганизованность, чрезмерная осторожность.

Легкие – имеют сродство с первоэлементом «металл», – как орган обеспечивают инстинктивные реакции, автономные реакции на агрессию, интуицию. Типичная патология: избыток – иррационализм, навязчивые идеи недостаток – ранимость, меланхолия, потеря инстинктов самосохранения, интересов, пустота и безнадежность.

Почки – относятся к первоэлементу «вода». Обеспечивают силу воли, силу характера, убежденность, душевное равновесие, сексуальную потенцию. Типичная патология: избыток – авторитарное поведение, разнузданность, отчаянность; недостаток – страх, безволие, неуверенность, недоверие, фригидность.

Несмотря на такую тонкую и необычную в европейском понимании классификацию, господствующий в китайской медицине соматопсихический принцип диктует воздействие, в первую очередь, на физиологические процессы, чтобы вторично воздействовать на психоэмоциональное состояние больных.

В китайской медицине используется метод пропевания слов, которое должно быть правильным: резонансный эффект звуков должен проявляться в полной мере, так, чтобы звуковые волны передавались в зону поражения внутренних органов. Если это происходит, то достигаются хорошие результаты. Сила звука выбирается в соответствии с индивидуальной силой голоса. Ее следует ограничить зоной, где голос не напрягается, а звук можно повышать или понижать без усилий [19].

Музыкотерапия в психокоррекции

(Разработка В.И. Петрушина)

В.И. Петрушин назвал свою модель Рациональной музыкальной терапией.

Петрушиным был поставлен вопрос, каким образом согласуются эмоции, выражаемые в музыке, с эмоциями повседневной жизни и теми, которые присущи тому или иному типу темперамента?

Ученый пишет, что для ответа на этот вопрос группе музыкантов-экспертов высокой квалификации были предложены 40 музыкальных произведений различного характера с заданием классифицировать их по общности выражаемых в них эмоций. Были взяты четыре, основные из существующего спектра, эмоциональных состояния – радость, гнев, печаль, спокойствие. В результате эксперимента были отобраны 28 произведений, которые всеми экспертами были отнесены к выражению эмоций одной и той же модальности. При ближайшем рассмотрении этих произведений выяснилось, что произведения, выражающие одно и то же настроение, имеют сходство по указанному в нотах темпу – быстрому или медленному и ладу – мажорному или минорному.

После этого эксперимента, продолжает Петрушин, был проведен еще один. Экспертам предложили разнести выбранные ими произведения по квадратам. Все они поместили выбранные ими 28 произведений именно туда, куда и надо было отнести по выдвинутой гипотезе.

Как отмечает исследователь, данные подтвердили то, что в моделировании эмоций основную роль играют лад и темп.

Приведенные выше принципы моделирования эмоций удостоверяются тем, что одно и то же настроение в различных музыкально-исторических и композиторских стилях воспроизводится разными музыкально-выразительными средствами, как это можно видеть на примере музыки И.С. Баха и Д. Шостаковича, А. Вивальди и И. Стравинского, С. Прокофьева и Ф. Шуберта. От произведений старых мастеров к произведениям наших дней увеличивается структурная и семантическая сложность музыкальной ткани, но сами эмоции при этом существенно не меняются. И если в произведениях разных эпох мы находим выражение одних и тех же эмоциональных состояний, то можно с уверенностью утверждать, что характеристики темпа и лада будут в этих произведениях сходными.

Как указывает автор, анализ предлагаемой модели отражения эмоций в музыке свидетельствует о том, что в своих основных характеристиках она изоморфна известной классификации темпераментов, разработанной Г. Айзенком и Т. Лири [15].

Музыкотерапия в педагогической работе

(Разработка автора данной статьи)

Предлагаемая нами технология музыкотерапии, о которой уже говорилось выше, – НСМТ (Новая синергетическая музыкотерапия).

НСМТ призвана обеспечить человеку перманентное развитие, приближающее его к воссоединению с Высшей Действительностью.

Она строится на взаимодействии трех субстанций: человека, мира и музыки. Каким образом?

Для начала отметим, что каждая из названных субстанций имеет три надстраиваемых уровня, оказывающихся подобными, то есть 1-й уровень 1-й субстанции подобен 1-му уровню 2-й и 3-й субстанций, 2-й уровень 1-й субстанции подобен 2-му уровню 2-й и 3-й субстанций и т.д.

Уровни человека и мира известны. Уровни человека: тело – душа – дух. Уровни мира: литосфера – биосфера – ноосфера. То есть можно говорить о соотнесенности: тело – литосфера: душа – биосфера; дух – ноосфера. Единство уровней человека и мира, а значит, единство человека и мира, и предопределяет то, что мы называем здоровьем человека.

Как выяснилось нами, у музыки (музыкальной материи) то же три аналогичных уровня. Мы назвали эти уровни так: физико-акустический, элементами которого являются ритм, метр, темп, тембр, динамика, коммуникативноинтонационный, элементом которого является интонация, и духовно-ценностный, элементами которого предстают лад (тональность), мелодия и гармония.

Нарастание этих уровней обусловливается нарастанием образующих эти уровни элементов. Так, наращивание: ритм – метр – темп – тембр – динамика приводит к возникновению интонации, которая подготавливает движение: ритм – метр – темп – тембр – динамика – интонация, в свою очередь порождающее цепочку: лад (тональность) – мелодия – гармония. (Таким образом, нельзя не согласиться с суждением немецкого пианиста Ганса фон Бюлова о том, что Библия музыканта должна начинаться со слов: «В начале был ритм». Мы бы добавили: а заканчиваться словами: «В конце установилась гармония».)3

Как же осуществляется музыкотерапевтическая работа, согласно НСМТ?

Осуществляется она так: в процессе проведения музыкотерапевтических сеансов используется все более усложняющаяся музыка, по принципу наращивания элементов музыки: от ритма – к гармонии.

Так, на первых сеансах используется музыка, в которой превалирует ритм, метр, темп, тембр, динамика. Такая музыка призвана активизировать телесно-пластическую составляющую человека (при этом, разумеется, не исключается использование и других типов звучания, но главным все же оказывается материал, базирующийся на ритме, метре и пр.).

На последующих сеансах акцент делается на музыке, последовательно опирающейся на интонацию, затем – на лад (тональность), мелодию и гармонию, активирующих, соответственно, душевную и духовную ипостаси

человека. Таким образом, проводимые музыкотерапевтические сессии стимулируют наращивание в человеке: тело – душа – дух, открывающее ему Высшее измерение бытия4 [12].

Завершая статью, хотим выразить уверенность в том, что будущее музыкотерапии – в комплексном развитии трех, обозначенных нами, ее модусов: музыкотерапии в медицине, музыкотерапии в психокоррекции и музыкотерапии в педагогической работе. Именно в их сочетании открываются перспективы музыкотерапевтической деятельности5.

ЛИТЕРАТУРА

1. Асафьев Б.В. Музыкальная форма как процесс: Кн. 1 и 2. 2-е изд. – Л.: Музыка, 1971. – 376 с.

2. Бердяев Н.А. Смысл истории // Бердяев Н.А. Смысл истории. Новое средневековье. – М.: Канон +, 2017. С. 5-214.

3. Берковский Н.Я. Романтизм в Германии. 2-е изд. – СПб.: Азбука-классика, 2001. – 510 с.

4. Булгаков С.Н. Христианство и штейнерианство // Переселение душ: Сб. – М.: Ассоциация Духовного Единения «Золотой век», 1994. С. 229-253.

5. Васильева Л. Петер Секе: «Существовала ли музыка до возникновения жизни на земле?» // Иностранная литература. – 1983. – № 9. – С. 204-207.

6. Вейдле В.В. Умирание искусства. – М.: Республика, 2001. – 445 с.

7. Воронин Г.В. Современная музыкальная система как самоотражение организации бессознательного // Бессознательное: Природа. Функции. Методы исследования: В 4 т. Т. 2. – Тбилиси: Мецниереба, 1978. С. 607-621.

8. Иоанн Златоуст, святитель. Полное собр. соч.: В XII т. Т. V. – М.: Эксмо, 2017. – 960 с.

9. Клюев А.С. Многомерность музыкотерапии. Ч. 1. Восток // Педагогика искусства: Межвуз. сб. научных статей. – Брянск: Группа компаний «Десяточка», 2013. С. 114-123.

10. Клюев А.С. Многомерность музыкотерапии. Ч. 2. Запад // Материалы научно-практической конференции 22-23 ноября 2013 г.: Сб. научных трудов. – Брянск: РИО БГУ, 2013. С. 319-326.

11. Клюев А.С. Многомерность музыкотерапии. Ч. 3. Россия // Материалы III международной научно-практической конференции 29 ноября 2013 г.: Сб. научных трудов. – Брянск: Издательство ГК «Десяточка», 2013. С. 33-42.

12. Клюев А.С. Музыка. Философия. Синергетика: Сб. – СПб.: Астерион, 2012. – 200 с.

13. Курт Э. Основы линеарного контрапункта. Мелодическая полифония Баха: Пер. с нем. – М.: Огиз-Гос. муз. изд-во, 1931. – 304 с.

14. Музыкотерапия в музыкальном образовании – Терапия искусством в художественном образовании: по итогам 10 международных научно-практических конференций (Санкт-Петербург, 2008-2017 гг.) / Сост. и науч. ред. проф. А.С. Клюев. – СПб.: Алетейя, 2018. – 378 с.

15. Петрушин В.И. Музыкальная психотерапия: теория и практика. – М.: ВЛАДОС, 1999. – 175 с.

16. Фейнберг Е.Л. К проблеме сопоставления синтеза наук и синтеза искусств // Взаимодействие и синтез искусств. – Л.: Наука, 1978. С. 204-209.

17. Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. – М.: Лабиринт, 1997. – 445 с.

18. Хайтун С.Д. Фундаментальная сущность эволюции // Вопросы философии. – 2001. – № 2. – С. 151-166.

19. Шушарджан С.В. Руководство по музыкотерапии. – М.: Медицина; Шико, 2005. – 473 с.

20. Szőke P. A zene eredete és három világa: Az élеt előtti, az állati és az emberi lét szintjén.

– Budapest: Magvető, 1982. – 205 ol.

_____________________________________

1 Модель: подсознание – сознание – сверхсознание принадлежит российскому психологу, психофизиологу П.В. Симонову. В европейской традиции структура психики выглядит следующим образом: бессознательное (при этом иногда выделялось предсознательное) – сознание – сверхсознание. Но вообще тема соотношения уровней психики чрезвычайно сложная, и ее по-разному решали выдающиеся психологи XX века З. Фрейд, К.-Г. Юнг, К.Р. Роджерс, А. Маслоу, С. Гроф и другие.

2 В нашей модели НСМТ оказывается практической НСФМ, в свою очередь, НСФМ – базой НСМТ.

3 Наличие предложенных нами трех уровней музыки подтверждают опыты венгерского орнитолога и музыковеда Петера Секе, описанные им в его книге: «Происхождение музыки и три ее мира: физический, биологический и человеческий» [20]. Секе заявляет, что можно говорить о трех уровнях музыкального звучания, где 1-й уровень соотносится с материей физической (неживой), 2-й уровень – биологической (живой) и 3-й уровень – человеческой (социокультурной). К сожалению, книга Секе не переведена на русский язык. Представление о ней можно получить по статье: [5].

4 Добавим важный момент. Музыкотерапия – работа с людьми разного возраста. Выделяют три основных этапа возрастного развития человека: детский, подростковый и взрослый. В детском возрасте накапливается опыт телесно-пластических проявлений, в подростковом – душевных, во взрослом – духовных. Разумеется, эти возрастные особенности учитываются при проведении НСМТ в двух, общепринятых для музыкотерапевтических сеансов, формах работы: коллективной и индивидуальной.

5 Следует заметить, что все методики музыкотерапии в целом и представляют единство этих трех направлений музыкотерапевтической практики [9-11].

Напечатано:

Клюев А.С. Принципы Новой синергетической философии музыки // Философия творчества. Ежегодник / РАН. ИФ. Сектор философских проблем творчества. Выпуск 7. 2021: Философско-методологический анализ когнитивных оснований творчества / Ред.: Смирнова Н.М., Бескова И.А. – М.: Голос, 2021. С. 174-205 (Ч. 2. С. 184-205).

ISBN 978-5-91932-021-0

Александр КлюевКлюев А.С.клюев александр

В России

Все новости