Хосе Каррерас: «Когда на трибуне болею за „Барселону“, свой голос не берегу»

Предновогодний гала-концерт в «Крокус Сити Холле» даст, пожалуй, самый знаменитый каталонец в мире Джозеп Мария Каррерас Кой, известный всем просто как Хосе Каррерас. Программу вечера составят произведения, которых всегда ждет публика: чуть-чуть оперной классики и песни, с которыми принято встречать рождественские праздники. Накануне «Труд» расспросил Хосе Каррераса о музыке, женщинах и страсти в его жизни.

Хосе Каррерас  — В последние годы вы не только чаще стали приезжать в Москву, но ваш гастрольный маршрут теперь нередко пролегает через такие города, как Шанхай, Баку или даже Абакан. Чем интересны вам столь экзотичные места?

— Пусть в этих городах и не слишком популярна классическая музыка, но мне безумно интересно познавать разные национальности, характеры и традиции. До сих пор есть множество мест, где я еще не бывал, хотя и очень много путешествовал и много видел. Во мне живет любознательность. Страна, где я еще не был, интригует меня. Например, я никогда не был в Индии или не видел Мачу-Пикчу — мне бы очень хотелось съездить в Перу.

— Как вам удается быть на сцене одним из самых пронзительных романтических героев, а в реальной жизни — очень закрытым человеком, чья личная жизнь — всегда тайна? Даже о вашем втором браке с австрийкой Джуттой Джаггер мир узнал постфактум, через несколько месяцев после события.

— Я не делаю секрета из своей частной жизни. Но ее подробности мне, естественно, хотелось бы сохранить вдали от чужих глаз, как, наверное, и абсолютному большинству людей. К тому же в своей личной жизни я наделал много ошибок, о которых вспоминать совсем не хочется. Сегодня моя личная жизнь не слишком наполнена событиями и страстями. 85 процентов своего времени я провожу в работе, разъезжая с концертами по миру. Когда тебе 18, ты одержим в своих чувствах и ищешь настоящую, необузданную страсть. Но с возрастом приходит понимание, что это далеко не все, что тебе нужно: к концу жизни ты уже боишься страсти, тебе хочется тихих, спокойных, даже, быть может, однообразных, но стабильных отношений. Иначе говоря — сочетать разум со страстью, а это очень непросто. Жаль, что осознание этого приходит, когда тебе далеко не сорок. Я ведь уже, между прочим, дедушка с многолетним стажем.

— Вы не сожалеете о том, что никто из ваших детей и внуков не стал оперным певцом?

— Если бы кто случайно услыхал, как они поют, то тут же осознал бы, как я рад этому обстоятельству. Мои дети уже взрослые, серьезные люди и, мне кажется, очень целеустремленные. И, надеюсь, мне хватает великодушия не докучать им отцовской опекой. Альберто — адвокат, Хулия сначала училась на биолога, но передумала и занялась менеджментом. Я вполне доволен тем, как складывается у них жизнь.

— А это не ужасно, когда 85 процентов жизни забирает работа?

— Нет, так как мне постоянно приходится заниматься только любимым делом — пением. Но с некоторых пор, после того как в 1988 году я оправился от болезни, осознал, что моя жизнь изменилась, изменились и мои жизненные приоритеты. Теперь для меня на первом месте мои близкие люди: семья и друзья. Я стараюсь устраивать себе ежегодный трехнедельный отпуск. Мое страстное увлечение — это вождение машины, и здесь мои ангелы-хранители не раз спасали меня. А еще у нас с друзьями стало традицией арендовать небольшой катер и кататься по Средиземному морю. Я не смогу, например, хорошо отдохнуть на Багамских островах или Фиджи. Мне гораздо больше нравится встречаться со своими друзьями у себя дома в Испании и, скажем, играть с ними в покер и просто болтать за бокалом хорошего вина.

— Недавно в Испании вышла ваша книга «Музыкальная гастрономия», в которой предлагается слушать арии и дегустировать блюда, традиционные для тех мест, где происходит действие опер. Например, попробовать мадридский мясной суп под арию из «Дона Карлоса» или мороженое из каштанового меда из «Любовного напитка» и еще не менее 30 блюд. А каковы ваши личные пристрастия в еде?

— Я люблю вкусно покушать, хотя сам готовлю немного. В дни выступлений я придерживаюсь строгой диеты. Это значит, что могу позволить себе съесть немного пасты с оливковым маслом и салата с сыром пармезан. Иногда перед самым выступлением могу съесть банан. А вообще я очень люблю пасту с томатным соусом и базиликом.

— Говорят, у вас совместно с Лучано Паваротти был необыкновенный гастрономический проект.

— Что теперь об этом говорить. Слова больше не имеют значения. Главное — какой след Лучано оставил в сердцах людей. Мир потерял великого артиста, а я еще и прекрасного друга. Это был человек-вселенная. День его ухода — один из самых черных в моей жизни.

— А как вы думаете, найдутся ли у трех теноров достойные преемники?

— Не знаю. Дело не только в том, чтобы на сцене стояли рядом три очень хороших исполнителя. Между ними должно возникать некое химическое слияние. Только тогда они смогут удивить мир так, как это получилось у нас. Нынешнее поколение молодых певцов слишком эгоцентрично для подобных замыслов. Хотя и есть великолепные лирические голоса: мне нравятся Роберто Аланья, Марсело Альварес. Но тут вопрос не в формальных голосовых характеристиках, а в наличии харизмы. Успех больших артистов зависит прежде всего от масштаба личности. Хотя и существуют знаменитые школы, но это совсем не значит, что те, кто проходит через них, станут звездами. Выдающиеся певцы рождаются непредсказуемо.

— Вы один из самых элегантных теноров мира. Повышенное внимание со стороны женщин вам льстит?

— Конечно, тенор исполняет романтические роли, и тут внешность может помочь. Хотя история оперы знает многих певцов, которые не отличались особо привлекательной внешностью. Но так уж повелось, что за тенорами закрепилась репутация донжуанов. В реальности это, как правило, совсем не так. Вообще мужчина, который сам себя называет донжуаном, по-моему, просто полный идиот. Донжуан он или нет, может решить только женщина.

— А в ваших глазах какая она — идеальная женщина?

— Главное в женщине — нежность. Я очень консервативен в своем взгляде на женщин. Мой женский идеал не претерпел никаких перемен с тех пор, как я был маленьким мальчиком, для которого мама, естественно, была во всем образцом.

— Что еще в вас осталось из детства?

— Страсть к футболу. Как и многие, кто родился в Барселоне, я считаю нашу команду лучшей в мире. Я обожаю ходить на стадион. Стараюсь сидеть не в ложе, а на трибуне, чтобы затеряться в толпе и иметь возможность выразить все свои эмоции на полную катушку. Ведь именно в этих воплях и криках — счастье болельщика. И тут, могу признаться, свой голос я не берегу.

— Пласидо Доминго исполнил гимн мадридского «Реала» — команды, за которую он болеет. А вы не хотели бы сделать подобный подарок своей любимой «Барселоне»?

— Гимн «Реала» больше подходит для солиста. Гимн «Барселоны» — это хоровое произведение, созданное для пения всеми фанатами. Уже были певцы, которые его очень удачно записали. Например, очень известный в Испании бард Жоан Мануэль Серрат. Я обязательно пою гимн «Барсы», когда наблюдаю за ее игрой с трибун.

— Какой день вы считаете самым счастливым в своей жизни?

— Когда врачи сказал мне, что я полностью излечился от лейкемии. После этого я создал в Барселоне международный фонд борьбы с этой болезнью. С тех пор прошло уже почти 20 лет, мы открыли еще три филиала — в Женеве, Мюнхене и Сиэтле. У нас два основных направления работы: собираем средства для финансирования самых последних научных разработок в области борьбы с раком крови, а главное — добиваемся улучшения качества жизни людей во время лечения, пытаемся поддер-жать конкретного человека, вселить в него надежду. Все наши усилия нацелены на то, чтобы эта болезнь исчезла с лица Земли как можно скорее. В заботы фонда я погружен постоянно. Я одержим этой работой.

— Как вы реагируете, когда слышите разговоры о том, что нынче ваш голос не такой, как прежде?

— Спокойно. У каждого артиста всегда есть и поклонники, и недруги. Идеальность и эталонность не имеют ничего общего с талантом, музыкальностью и творчеством! Здесь я себе главный судья. Надеюсь, мне хватит ума и воли уйти со сцены, сохранив чувство собственного достоинства, в тот момент, когда публика еще будет желать меня слышать. Я не знаю, когда это произойдет, но думаю об этом почти ежедневно.

Мария Бабалова

Источник: trud.ru

Теги: хосе каррерас, хосе каррерас в крокус сити холл,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ