Заметки о современном композиторском искусстве Татарстана

Музыкальное композиторское искусство Татарстана претерпевает значительные изменения и требует нового осмысления современной стратегии и способов развития, которые сохраняют национальные традиции и отвечают требованиям времени. Вниманию читателей предлагается репринт статьи Е.В. Ковриковой и Н.Х. Нургаяновой "ТВОРЧЕСТВО СОВРЕМЕННЫХ ТАТАРСКИХ КОМПОЗИТОРОВ НА ОСНОВЕ ЭТНОМУЗЫКАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ НАРОДОВ ПОВОЛЖЬЯ", в которой предлагается краткий анализ некоторых произведений Анатолия Луппова, Рашида Калимуллина и Леонида Любовского, самобытно преломляющих традиционный музыкальный материал славянских, финно-угорских и тюркских народов.

Поволжье – один из уникальнейших многонациональных регионов России, на территории которого на протяжении многих веков взаимодействуют славянские (русские), финно-угорские (марийцы, удмурты, мордва) и тюркские (татары, чуваши) народы. Это регион - целостное поликультурное пространство, характеризующееся условным пограничьем исторически сложившихся позитивных взаимоотношений ислама и христианства в сочетании с некоторыми сохранившимися формами язычества. Изучение этнокультуры народов Поволжья, знакомство с празднично-обрядовыми и семейно-бытовыми обычаями, религиозными представлениями, устным литературным творчеством, декоративно-прикладным искусством, промыслами, танцами, народными играми разных народов позволяет постичь и транслировать в новых образцах профессиональной культуры самобытные национальные и общечеловеческие ценности и традиции.

Одним из крупнейших центров Поволжского региона является Республика Татарстан, на её территории протекают одни из самых крупных рек Европы - Волга и Кама, здесь в добрососедских отношениях проживает 8 национальностей (самые многочисленные – татары, русские, марийцы и чуваши) и несколько конфессий. Основой творчества многих современных композиторов Республики Татарстан являются этномузыкальные традиции народов Поволжья: архаические, трудовые, семейные, обрядовые, праздничные и другие напевы, инструментальные наигрыши и танцевальная музыка. Так, Анатолий Луппов обращается в основном к марийскому, русскому и татарскому этноматериалу. Рашид Калимуллин, органично впитавший татарские этнокультурные истоки, создаёт произведения, сочетающие национальное и поликультурное звучание. Леонид Любовский – мастер полифонической обработки народных напевов разных народов создаёт произведения космополитичного характера. Используя жанровые, интонационные и стилистические особенности народных мелодий, их музыкальное, поэтическое и ценностное содержание эти и другие современные татарские композиторы (Ренат Хакимов, Наталья Варламова, Эльмир Низамов, Радик Салимов) создают высокохудожественные образцы профессионального музыкального искусства Татарстана.

Творчество Анатолия Луппова (р.1929) отличает яркая самобытность, где в равной мере используется различная национальная музыкальная лексика: татарская (первая национальная моноопера «Неотосланные письма» по роману А. Кутуя, концерт для симфонического оркестра «Татарское каприччио», симфонии «Легенда башни Сююмбике» и «Тайны Булгарских развалин»), русская (Первая симфония, камерная опера «Любовь, любовь…» на стихи М. Цветаевой и А. Блока, струнные квартеты, концерты для духовых инструментов), марийская (первый марийский балет «Лесная легенда», «Марийское каприччио», «Рапсодия на марийские темы» для домры и фортепиано), а также чувашская, мордовская и др. Осмысление ценностей духовной жизни человека находит воплощение в новых произведениях композитора: «По прочтении Корана», триптих для женского хора «Бессмертная душа» (2017).

Межэтнический характер творческих устремлений композитора проявляется в таких произведениях, как «Казань» (на стихи Владимира Маяковского, 1977), «Pentacordia» (1992), «Рапсодия на темы народов Поволжья» (2006) и др.

Например, кантата для хора и симфонического оркестра «Казань» создана на основе приёма коллажа и воплощает идеи интернациональной солидарности народов, проживающих в Казани - столице Татарстана. Сообразно содержанию, музыкальный язык произведения в основном созвучен татарской музыке: композитор использует авторские темы, созданные на основе пентатоники, и интонации из популярного «Марша советской армии» (С. Сайдашев), созданного на основе лучших традиций русской музыки и ставшего эмблемой Республики Татарстан (Рис.1, 2). С юмором и изяществом, присущим стилю А. Луппову, создаются образы чувашина и марийца: использованы чувашская народная песня, ранее обработанная композитором в фортепианном цикле «Чувашская сюита» (Рис. 3), а также собственная тема из «Марийского каприччио», построенная на характерных интонациях марийского фольклора (Рис. 4).

 

._1_._.________

Рис. 1. А. Луппов. Кантата для хора и симфонического оркестра «Казань» (фрагмент 1).

 

._2._._.________

Рис. 2. А. Луппов. Кантата для хора и симфонического оркестра «Казань» (фрагмент 2).

 

._3._._.________

Рис. 3. А. Луппов. Кантата для хора и симфонического оркестра «Казань» (фрагмент 3).

 

._4._._.________

Рис. 4. А. Луппов. Кантата для хора и симфонического оркестра «Казань» (фрагмент 4).

 

Вершиной новаторской работы композитора с татарским этноматериалом стал концерт для симфонического оркестра «Татарское каприччио» (1971): народные мелодии «Сабантуй», «Бию кие», протяжная песня «Аллюки», «Сикереп тоштем», пронизывая всё произведение, преподнесены в новаторски обновлённых гармонических, мелодических и оркестровых средствах выразительности (приемы эстрадной музыки, биг-бита и джаза) на основе пентатоники и современных достижениях музыки XX века (серийная техника, пуантализм, алеаторика). Г. И.Чугунова отмечает, что подобное взаимодействие средств выразительности фольклорной, академической и эстрадной музыки сближает А. Луппова с творческими устремлениями крупных композиторов современности (С. Слонимский, Р. Щедрин, А. Эшпай). Однако в произведении для симфонического оркестра «Марийское каприччио» (1972) А. Луппов использует более традиционную, классическую технику обработки марийского фольклора (фактурное усложнение, гармонические и оркестровые средства), органично переплетая цитирование народных мелодий в жанре обрядовых песен (Рис. 5) с собственными стилизованными темами.

 

._5._._.__._._99_

Рис. 5. А. Луппов. «Марийское каприччио». С. 99.

 

А. Луппов более 60 лет является профессором Казанской государственной консерватории (академии), воспитал целую плеяду современных композиторов Татарстана и России (Р. Калимуллин, Ш. Шарифуллин, Ф. Шарифуллин, Ш. Тимербулатов, М. Шамсутдинова, Е. Анисимова, Э. Низамов, Ю. Бекбулатова, Е. Лебедева и др.), многие из которых являются руководителями российских творческих союзов и продолжают лучшие традиции своего наставника.

Один из учеников А. Луппова – Рашид Калимуллин (р.1957) сегодня является председателем Правления Союза композиторов России и Председателем Союза композиторов Республики Татарстан, его произведения завоевали большую популярность не только в нашей стране, но и за рубежом. Музыка Р. Калимуллина отличается оригинальной, психологически обостренной интерпретацией татарского фольклора различных жанров – протяжной песни (поэма «О счастье»), городской песенной лирики (Соната № 2 для виолончели соло), такмака (Соната № 2 для фортепиано), коранической речитации (фантазия для органа «Забытая молитва», «Әлвидаг», «Перед Господом мы в ответе» для хора а сарреllа, начальный раздел оперы «Крик кукушки»).

Отметим, что в отличие от русских и европейских композиторов, обращавшихся к христианской культуре с истоков музыкального искусства, консервативность ислама и идеология советского общества долгое время не позволяла композиторам Татарстана обращаться к монодийным музыкально-культурным традициям ислама. Можно найти лишь несколько сочинений начала XX века: хор «Вечерний азан» Султана Габяши (1891–1942); зикр «Әлвидаг», использованный Салихом Сайдашевым в сатирическом аспекте в музыкальной драме «Наемщик», и некоторые другие. Однако с середины 1970-х годов наблюдается прорыв в новую ценностную и интонационную сферу: находившиеся в забвении древние пласты духовного творчества татар-мусульман начинают проникать в произведения композиторов (Шамиль Шарифуллин, Масхуда Шамсутдинова, Шамиль Монасыпов), качественно обновляя содержание и стилистику татарской музыки (неофольклоризм).

Произведение для хора a'capella «Әлвидаг» Р. Калимуллина достойно продолжает современное осмысление религиозных напевов (Кораническая речитация) (Рис. 6, такт 42 и дальше) и профессионального устно-поэтического творчества татар-мусульман (Рис. 7, такт 110 и дальше) без прямого цитирования. Ярким выразительным элементом является свободное проведение солистом (Alto) темы восточно-импровизационного характера (средний раздел произведения) (Рис. 8, такты 47–57).

._6._._.____5969

Рис. 6. Р. Калимуллин. «Әлвидаг», рукопись, такты 59-69.

 

._7._._.____107116

Рис. 7. Р. Калимуллин. «Әлвидаг», рукопись, такты 107–116.

 

._8._._.____4658

Рис. 8. Р. Калимуллин. «Әлвидаг», рукопись, такты 46–58.

 

Әлвидаг (в переводе с арабского “прощальная песня”) – поэтический текст на тему прощания со священным месяцем Рамадан в честь окончания поста (у российских мусульман - Ураза-Байрам). В татаро-мусульманской традиции Әлвидаг рассматривается как одна из форм зикра – элемента мусульманского богослужения, связанного с традициями суфизма и основанного на повторении отдельных слов, фраз. В отличие от сакральной исламской монодии, зикр предполагает ритмизированное интонирование с использованием сольного и ансамблевого пения (чередование пения шейха и ансамбля). Традиционно «Әлвидаг» звучит на татарском языке, как в рамках намаза Таравих, так и в предпраздничный вечер с минаретов мечетей.

Динамическая драматургия Запада и свободная созерцательность Востока, строгая композиционность хорового пения и медитивная импровизационность солирующего голоса, контрастные сопоставления и статика длительного пребывания в одном состоянии, монолог и диалог – вот два полюса средств выразительности хора a'capella «Әлвидаг» Рашида Калимуллина. Глубина духовного содержания этого произведения, вплетение аутентично звучащего фольклорного материала в пространство новейшего музыкального языка ставит его в один ряд с уникальными произведениями С.Губайдулиной духовно-вселенского смысла и глобальных идей, связанных с высшим смыслом жизни на земле и становлением космического мышления в контексте постмодернистской философии и эстетики, с темой Апокалипсиса и преображения человечества.

Работая в самых разных жанрах, Р.Калимуллин оригинально интерпретирует этномузыкальные традиции своего народа (коллаж и аллюзии, пентатоновость и трихордо-тетрахордовые мотивы), смело экспериментирует с различными стилями (минимализм, древний Восток), техниками (сонорика, кластеры) и исполнительскими составами, осуществляя новое прочтение национальной ментальности татар в органичном единстве восточных и западных музыкальных традиций. В аспекте интерпретации объективной ценности стиля – проблемы музыкознания, которая до сих пор носит дискуссионный характер, это является одной из сильных сторон творческой индивидуальности Р.Калимуллина.

Самобытно обращение другого композитора Республики Татарстан – Леонида Любовского (р. 1937), в биографии которого тесно переплелись украинские, русские и татарские корни, к трансрелигиозному сюжету о Иосифе Прекрасном (в восточных вариантах – Иосиф Верный) и созданию балета «Сказание о Йусуфе» (2001, либретто Р.Хариса по мотивам притчи татаро-булгарского поэта XII века Кул Гали). Как писал композитор, он воспринимал работу над балетом как «чистую молитву о блаженном человеке и блаженном мире». На его столе лежали Библия, Коран, Тора, «Сказание о Йусуфе» Кул Гали, композитор искал созвучный идее притчи музыкальный материал – вне пространства и времени: «Герой познает предательство и зависть, интриги и обман, разочарования и утраты, возвышения и падения, … этот путь суждено проходить каждому из нас – но как пройти его достойно?» (Л. Любовский). И в этом балете, и в других своих произведениях композитор в той или иной мере преломляет этнокультурные традиции народов Поволжья: не только интонационно-ритмический строй, ценности и сюжеты, но и духовное «слышание» человека, независимо от национальности. Наиболее ясно это демонстрируют многочисленные произведения для фортепиано, написанные для детей и юношества, например: «Забавы Шурале», «Былина о Святославе», «Баит. Течет речка Белая», «Старинный башкирский напев», «Тамбовская частушка» и др.

Так, в традициях русской классической музыки – «омузыкаленной» человеческой речи и гротескно-преувеличенной трактовки образов (основоположники А. Даргомыжский, М. Мусоргский) написана пьеса «Былина о Святославе». В её основу положены фразы из «Присказки и былины о Вольге и Микуле»: «Жил Святослав девяносто лет. Жил Святослав, да переставился… !». С юмором, присущему композитору, в характере русской былины (жанр русского фольклора о подвигах героев-богатырей Древней Руси) изображена жизнь Святослава – с трудностями военных походов и колокольным звоном побед (Рис. 9, 10). Особенностью работы композитора с авторским тематическим материалом, стилизованным под эпический напев, является политональная техника (Рис. 9, такты 17–32).

 

._9._.._____142

Рис. 9. Л. Любовский. «Былина о Святославе», такты 1–42.

 

._10._.._____4356

Рис. 10. Л. Любовский. «Былина о Святославе», такты 43–56.

 

Обращение Леонида Любовского к этномузыкальным традициям разных народов ярко индивидуально и подчинено аксиологическим основам искусства. Опора на национальные истоки, межэтнический и межконфессиональный аспекты творчества позволяют сохранить самобытность, простоту и узнаваемость музыкального языка, ориентир на общечеловеческие ценности и позитивное отношение к людям и окружающему миру.

Выводы:

1. Современные композиторы Татарстана самобытно преломляют музыкальный фольклор народов Поволжья в произведениях различных жанров (симфонические, сценические, камерно-инструментальные, вокальные и хоровые) с использованием классических (пентатоника, полифонизация, фактурное усложнение) и новаторских выразительных средств (эстрадно-джазовый стиль, коллаж, аллюзии, кластеры), современных композиторских техник (модальность, серийная и политональная техника, пуантализм, алеаторика, сонорика, минимализм) с учетом особенностей музыкального языка, традиций и ценностей этносов региона.

2. Проведенный анализ произведений Анатолия Луппова, Рашида Калимуллина, Леонида Любовского (сюжеты, образы, драматургия, интонации, структура, музыкально-выразительные средства), а также научной литературы по теме исследования позволили выявить проблемы взаимодействия этнокультурных, национальных, конфессиональных и художественных традиций (Запад и Восток, фольклор и профессиональное искусство, классика и современность), вопросы объективной ценности стиля и творчества композитора в аспекте общечеловеческих ценностей, межэтнического и межконфессионального взаимодействия.

 

Полный текст статьи:

Коврикова Е.В., Нургаянова Н.Х. Творчество современных татарских композиторов на основе этномузыкальных традиций народов Поволжья // Культура и искусство. — 2017. - № 11. - С.56-64. DOI: 10.7256/2454-0625.2017.11.24798. URL: http://e-notabene.ru/pki/article_24798.html


Теги: поволжье, этнокультурные традиции, национальность, слвяне, финно-угры, тюрки, композитор, анатолий луппов, рашид калимуллин, леонид любовский, екатерина коврикова, культура и искусство,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ