Творческие планы нового руководителя ГАСО Владимира Юровского

В Министерстве культуры России состоялась пресс-конференция нового художественного руководителя Государственного академического симфонического оркестра им. Е.Ф.Светланова Владимира Юровского.

Владимир Юровский. Фото: РИА Новости/В.Федоренко Владимир Юровский: «Я нахожусь в необычной ситуации, возглавив оркестр, с которым никогда не работал. По мировым масштабам случай беспрецедентный, но в России такие случаи были. Главное – помочь оркестру обрести стабильность в нынешней непростой ситуации. По возможности скорее вернуть ему былую славу. Оркестру надо как можно больше работать с очень хорошими музыкантами – дирижерами и солистами. Поэтому в мои функции входит приглашать видных дирижеров, инструменталистов-солистов, вокалистов из России и из-за рубежа. Я приложу для этого все мои усилия, использую все мои личные связи. Я уже многих обзваниваю, посылаю электронные письма, и многие уже дали принципиальное согласие на сотрудничество с ГАСО.

Все произошло очень быстро, и я не уверен, что в текущем сезоне мне удастся привлечь тех музыкантов, чьи выступления расписаны на много лет вперед. 

Сам я в этом сезоне выступлю два раза. 11 ноября с ГАСО любезно согласилась выступить скрипачка Юлия Фишер.

Еще я продирижирую в марте. Солиста пока нет. Впервые в программе будет Малеровская редакция Героической симфонии Бетховена, я играл ее в Лондоне в прошлом году, и она имеет одинаковое отношение и к Малеру, и к Бетховену.

Мои взгляды на программы, наверное, ясны, если вспомнить, чем я дирижировал. Но в планы коллег я вмешиваться не буду. Не вижу необходимости предлагать программы дирижерам уровня Дютюа. Разве что какой-то дирижер не будет иметь ясного представления о том, что нужно – тогда я буду предлагать.

Со следующего сезона программы будут более тематически структурированы. Если, например, сезон будет посвящен одному автору, его сочинения прозвучат в необычных комбинациях.

Я еще не встречался с оркестром. Первая репетиция пройдет сразу после премьеры «Руслана и Людмилы» в Большом театре. Я этот оркестр последний раз слышал в 1990 году под управлением Светланова».

- Вас не смущает, что в последнее время оркестр был в противостоянии с дирижером?

В.Юровский: «Это противостояние заложено уже в самой природе оркестра. Важно, насколько симфонический оркестр отвечает требованиям современного общества. Мы застряли где-то в середине ХХ века, в периоде великих диктаторов в политике и искусстве. Это время закончилось».

- Вы часто исполняете раритеты. Будете ли вы, как Светланов, играть раритеты русской симфонической музыки?

В.Юровский: «У Светланова была миссия – оставить потомкам все, что написали русские композиторы. У меня полки прогибаются от записей Светланова. Я их слушаю; не вся музыка хороша, но знать ее надо. Не думаю, что Светланов всё выносил в зал. Что-то записывал для истории. А я в сегодняшнем мире вообще не вижу большого места для звукозаписи, если это не касается особенных проектов (например, Третья симфония Шнитке с живой электроникой лучше удается в записи). Не думаю, что мы будем делать много студийных записей. Живые записи из зала, даже и с помарками, гораздо интересней. Надеюсь, у ГАСО появится свой лейбл, и оркестр будет выпускать свои диски».

- С кем бы вы хотели сотрудничать?

В.Юровский: «Согласие дали Шарль Дютюа, Эндрю Дейвис. Очень хочется привлечь к работе тех, кто был связан с ГАСО и составил ему славу – Геннадия Рождественского, Александра Лазарева, Александра Ведерникова; я бы пригласил Марка Элдера, игравшего с РНО, и много дирижеров, имена которых вам ничего не скажут.

Но ведь универсальных дирижеров больше нет. Есть доки в определенных областях – те, кто играет музыку определенных эпох с особой глубиной. Конечно, я бы пригласил Норрингтона, Херревега, Гардинера, Кристи – очень хочется, но оркестр должен быть к этому готов.

В 90-е годы в Лондоне в оркестр приглашались барочные музыканты, которые проводили семинары: показывали, как можно играть на современных инструментах другими приемами. Приедет Норрингтон, отменит вибрацию у струнных - прозвучит чисто, но смычковая техника иная, она не ставилась в русской школе...

Да пригласить хотя бы даже Курентзиса. Но сначала надо дать оркестру базу. Я не специалист по барочной музыке; поэтому надо сначала насадить какие-то приемы, а потом уже приглашать знаменитых дирижеров».

- Каково сейчас психологическое состояние оркестра?

В.Юровский: «Я еще ни разу с ним не встречался. Только с худсоветом. Они приходили  недавно на Четвертую симфонию Шостаковича в КЗС с РНО, мы общались».

- Что вы будете делать с оркестром перво-наперво?

В. Юровский: «Нужно переломить привычку собираться каждый день «на работу» и пилить. Это очень вредно. Современный оркестр должен быть очень мобильный. С РНО мы собрали Четвертую Шостаковича за три дня, причем даже еще подламывая работу под мой график в Большом театре. И они говорили: «Идем с опережением... Геннадий Николаевич брал восемь репетиций». В Лондоне я играл симфонию Сильвестрова. Это очень трудная музыка, она не похожа ни на что. Мы прочли ее за два месяца – просто все взяли ноты, ушли, прошло какое-то время, мы сыграли уже десять разных других программ. И к первой репетиции Сильвестрова музыканты уже знали весь материал. Нам потребовалось всего два-три дня. Важно не простаивать.

Давать регулярные концерты, не обязательно в гламурных точках. Уровень оркестра определяется не выступлением в Карнеги-холле с главным дирижером, а в курортном городе с дирижером, имя которого не найдешь в телефонной книге. Потому что только тогда понимаешь, где у оркестра ватерлиния. Я попробую добавить концертов вне Москвы».

- О дирижерах вы сказали, а может, назовете кого-то из предполагаемых солистов?

В.Юровский: «Это Николай Цнайдер, Леонидас Кавакос, Кристиан Тетцлафф, Кристиан Циммерман, Николай Луганский. В апреле мы приедем с Лондонским оркестром  на Фестиваль Ростроповича с пианистом Рудольфом Бухбиндером. Еще - Мицуко Учида, Ефим Бронфман, Миша Майский, Марта Аргерих... Из неосуществимого – я мечтал бы сыграть с Григорием Соколовым, но он не играет с оркестром».

- ГАСО не фигурирует в мировых рейтингах. Вы как человек амбициозный, какую строчку хотели бы занять?

В.Юровский: «Я не амбициозный. Я люблю свое дело и отдаюсь ему. ГАСО – такого оркестра в мире не знают, равно как и State Symfonic. Скажете «Svetlanov Orchestra» - сразу поймут... В муках я заставил Лондонский оркестр играть Шестую симфонию Мясковского, приезжала его внучатая племянница (внучка сестры). Музыканты говорили: «А вот мы слушали Светланова...» Его очень хорошо знают. Я хочу вернуть то, что было.  Звук, конечно, не вернешь.  Со Светлановым ушел его звук. С Караяном – Караяновский».

- Будет ли проведена переаттестация?

В.Юровский: «Увольнений пока не предполагается. Думаю, главная задача – вернуть тех хороших музыкантов, которые ушли. Оркестр потерял столько людей. Если они захотят – они вернутся. Важный момент – стабилизация деятельности худсовета. Худсовет должен иметь удельную массу в оркестре. Если музыканты говорят, что они не хотят играть с этим приглашенным дирижером – он не будет с ними работать. Если им кто-то нравится, а мне нет – я прислушаюсь к мнению худсовета.

Но у художественного руководителя есть право вето (как у меня в Лондоне). Как бы ни настаивали музыканты на какой-то кандидатуре – я могу с ними поспорить, а потом воспользоваться этим правом. Как вы помните, Караян хотел протащить кларнетистку Сабину Майер, но оркестр был против, утверждая: «У нее другой звук, мы с ней не сможем». И Караян больше не вернулся в оркестр. Выиграла Сабина Майер, так как Караян оказался прав...

Сейчас в ГАСО неполный комплект. Тех, кого оркестр потерял – я бы послушал, поработал с ними, может быть, ввел бы испытательный срок».

Источник: muscentrum.ru

Теги: владимир юровский, гасо, оркестр имени светланова, творческие планы юровского,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ