Интервью с композитором Эльмиром Низамовым

Редакция продолжает публиковать материалы книги "ЗВУКОВОЕ ПРОСТРАНСТВО КОМПОЗИТОРОВ ТАТАРСТАНА". Интервью с современным татарским композитором Эльмиром Низамовым подготовлено музыковедами М.П. Файзулаевой и Р.Г. Усеиновой.

Корр.: Вы появились в Союзе композиторов РТ в сложное смутное время в эпоху крутых перемен и общественно-культурных преобразований, так и оставшихся до конца неосуществленными. В этот период многие творческие организации России в различных сферах искусства находились на грани развала, а многие из них и вовсе прекратили свое существование. Как вы оцениваете деятельность Союза композиторов республики в последнее десятилетие с точки зрения его выживаемости в современных условиях, создания условий для творческого труда членов организации?

Эльмир Низамов: В этом мире все относительно. И если сравнивать возможности Союза композиторов начала XXI века с его возможностями в период советской власти, то они сведены до минимума. Союз не может обеспечить авторов условиями для работы, которыми обеспечивал раньше, например, решить жилищный вопрос, предоставить творческий отпуск в каком-нибудь из Домов творчества или обеспечить композитора хотя бы инструментом. Рассказ моего учителя Анатолия Борисовича Луппова о том, что к каждому из композиторов был раньше «приставлен» свой личный переписчик партий, меня в свое время просто поразил! Настолько это сегодня невероятно! Но с другой стороны, отраден факт, свидетельствующий о том, что наша творческая организация выжила в эти не простые годы и продолжает достаточно активную работу. Я рад, что у Союза плотная фестивальная жизнь, причем не только в Татарстане, но и во многих городах России и за рубежом, а это большой стимул для творчества. Так же радует, что осталась система закупки сочинений членов Союза РТ, пусть и не так часто это происходит, но все-таки крайне важно знать, что твой труд может быть оплачен. Ну и, конечно, это площадка общения с коллегами. Мне кажется, композитору, как никому другому, важна среда. Нас и так очень мало, и Союз был создан именно для того, чтобы мы знали, поддерживали и помогали друг другу.

К.: Что в вашем понимании – «современная музыка»? Есть ли какие-то общие закономерности развития современной музыки или у каждого из ныне живущих творцов свой, не зависимый от этих тенденций путь развития? (т.е. «кто во что горазд»).

Э.Н.: На мой взгляд, конкретного понятия - что есть «современная музыка» - не существует. Кто может определить рамки того, что современно, а что нет? Это все индивидуально и относительно. Особенно сегодня, в эпоху постмодерна, когда все музыкальные стили и жанры зазвучали одновременно. Меня однажды поразила мысль о том, что никогда еще в истории человечества не звучало так много музыки разных эпох. До второй половины XX века, в основном, звучала музыка «современная», то есть написанная примерно в тот период, когда с ней знакомился слушатель. С одной стороны, современным можно назвать все то, что пишется сегодня и независимо от стилистической направленности. С другой стороны, мне кажется современна та музыка, которая наиболее точно отражает дух сегодняшнего времени, которая актуальна для большинства слушателей, и в этом плане вся современная академическая музыка сильно проигрывает массовой музыкальной культуре, которая является действительно современной. Понятие современности – это исключительно категория мышления западного искусства, не характерная для востока, где есть традиция, есть откровение. И в этом смысле мне гораздо больше импонирует восток. Творчество есть откровение. И если оно настоящее, обращенное в глубины человеческой души, то разговоры о современности отходят на другой план. Как может быть современна или несовременна любовь, красота? Они вечны. Так и вечна настоящая музыка.

К.: Современный художник, современный композитор – кто он? Какое определение вы можете дать?

Э.Н.: Современный художник – это человек, чувствующий свое время, отвечающий на его запросы. При этом, многосторонне развитый, образованный человек, интересующийся многим и открытый новому.

К.: Кого из композиторов вы могли бы назвать своим духовным учителем? Кто ваш любимый композитор, ваш кумир? Что у вас в приоритете – в творчестве и в жизни?

Э.Н.: Кумиров нет, но есть огромное количество музыкантов, творчество которых вдохновляет: Бах, Гендель, Вивальди – те композиторы, которых можно слушать всегда! Мусоргский, Чайковский и Рахманинов – мои любимые русские композиторы. Мой любимый оперный композитор – это Пуччинни! Очень люблю Прокофьева и Стравинского! Среди ныне живущих композиторов мне очень близки Пярт, Сильверстов и Мартынов. Но это лишь малая часть тех имен, которые хотелось бы назвать.

К.: Кто-то из музыкантов заметил, что потеря интереса к академической музыке объясняется состоянием и уровнем развития нашего общества. Вы не находите здесь взаимосвязи?

Э.Н.: Чем образованнее человек, тем больший интерес он проявляет к серьезной музыке. Но стоит лишь уточнить, что классическая музыка всегда была частью культуры просвещенной элиты. Академической музыкой всегда интересовалась только небольшая часть общества. То же самое происходит и с литературой. В XIX веке Пушкина читали еще меньше. Пушкин был дворянин и его читали, в основном, дворяне, а это очень малая часть народа. И власть в те времена принадлежала этой духовно-образованной и просвещенной элите, поэтому все официальное искусство было, в основном, представлено образцами классической серьезной музыки. Сегодня мы живем в эпоху демократии, и во всем мире царит демократичное массовое искусство, что вполне понятно и логично. Но необходимо просвещение. Человека с самого раннего детства нужно знакомить с высоким искусством и обучать игре хотя бы на одном музыкальном инструменте. Когда он станет взрослым, есть вероятность, что сам придет на концерт классической музыки.

К.: Как вы реагируете в творчестве на события современного мира?

Э.Н.: Для композитора огромное значение имеет та среда, в которой он живет и работает. Её влияние чаще всего происходит подсознательно, по крайней мере, у меня так. Сочинений, отражающих какое-то конкретное событие в мире, у меня пока нет. Но иногда бывает, что какое-то незначительное, на первый взгляд, событие, может стать толчком к сочинению. И наоборот, событие всемирного масштаба может совершенно не затронуть автора. Творчество – очень тонкая загадочная материя.

К.: Ваши подходы к проблемам «Художник и время», «Художник и общество». Какова миссия композитора в современном обществе? Востребована ли его деятельность?

Э.Н.: Я очень люблю выражение, если можешь не писать – не пиши. Мне кажется, настоящий творец тот, кто пишет именно потому, что по-другому не может. Это образ его жизни, ход его мысли, просто его человеческая суть. Миссия композитора, как любого другого творца, это постигать самого себя, расширять границы возможного, приблизиться к Богу посредством музыки. Именно тогда он сможет стать проводником и для слушателя, который смог бы услышать эту музыку внутри себя.

К.: Что сейчас поддерживает ваши творческие искания? Какова мотивация вашего творчества? (заказ, театральная музыка и т.д.) Литературные и художественные впечатления могут стимулировать рождение новых сочинений? Не проявляются ли в вашем творчестве общие закономерности развития смежных видов искусств: живописи, поэзии, театра, архитектуры?

Э.Н.: Творческие искания поддерживает, в первую очередь, желание развиваться, глубже узнать себя и свои возможности. Мне очень хочется попробовать себя в самых разных жанрах и стилях, хотелось бы проявлять себя в разных плоскостях. Иногда срабатывает простое любопытство -  поработать в чем-то новом, неизведанном тебе самому. Это внутренние побудители к творчеству. Но есть и внешние. Это заказы конкретных коллективов и исполнителей для участия в фестивалях современной музыки, заказы для театра и кино. Это очень важная сторона творчества, когда пишешь, зная, что исполнитель уже ждет ноты, даже пишется по-другому, чаще всего это очень подстегивает и писать становится легче.

К.: Можно ли посредством музыки преобразовать мировоззрение человека, его характер и духовный мир?

Э.Н.: Мне кажется это очень индивидуально. Кого-то действительно может изменить знакомство с музыкой Моцарта, например, того, кто открыт для этого. На другого это совершенно не повлияет. Все зависит от индивидуальных особенностей конкретного человека.

К.: В одном из своих интервью Валентин Сильвестров определил сочинительство как процесс самопознания, позволяющий к тому же очертить границы собственного потенциала. Интересная мысль, не правда ли? А Ваше мнение?

Э.Н.: Это абсолютно верное высказывание. По-другому и быть не может, на мой взгляд. Творческий поиск – это путешествие вовнутрь своего сознания! Преодоление себя! Это, наверное, самое трудное, что есть на этом свете и самое интересное, что может быть! Творец создал человека по своему подобию, а значит мы тоже на своем уровне скромные творцы!

К.: Не приходилось ли вам в последние годы испытывать эмоционально-звуковое потрясение и с чьим творчеством оно связано?

Э.Н.: Несколько лет назад огромное впечатление на меня оказала музыка Владимира Мартынова. Особенно такие сочинения, как «Ночь в Галиции» и «Дети выдры». Спустя некоторое время мне удалось с ним познакомиться и пообщаться лично. Владимир Иванович удивительный человек, музыкант и философ. Мне кажется, он совершенно не понят многими музыкантами сегодня, это происходит из-за плохого знания его творчества. Если познакомиться с его книгами и музыкой поближе, все встанет на свои места.

К.: Каковы ваши дальнейшие намерения в плане реализации креативных идей, неожиданных сюжетов, обновления стиля и авторского языка?

Э.Н.: Композиторы – народ суеверный и говорить о своих планах не любим, как говорится, не говори «гоп», пока не перепрыгнешь. Единственное, что могу сказать, мне всегда интересно все новое и не хочется замыкаться на жанрах и музыкальных стилях, которые мне известны, хочется экспериментировать и открывать для себя новые музыкальные миры.

К.: Считаете ли вы, что композитор должен писать музыку с установкой на широкую аудиторию, или академическая серьезная музыка – это элитарное искусство, обращенное к избранным?

Э.Н.: Мне кажется, что слово «должен» совершенно неприемлемо в творчестве – здесь все очень индивидуально. Если автору важно мнение широкой публики, то он волей-неволей должен знать ее вкусы и уметь их удовлетворять. Так же есть иной путь, когда автор пишет только для себя, не рассчитывая на то, что кто-то со стороны это послушает и оценит, ему это в принципе и не нужно. Каждый из нас вправе выбирать тот путь, который ему ближе. Но для меня главное в этом деле не впадать в крайности. Важно, учитывая вкусы публики, не идти на её поводу и быть самим собой.

К.: В наше время вновь наблюдается небывалая популярность фольклора, интерес к обрядам, народным традициям, забытым национальным инструментам. Каковы ваши взаимоотношения с фольклором? Старина и архаика возбуждают интерес современного автора? Какие из творческих методов освоения фольклора для вас предпочтительнее? Не утратила ли свою актуальность проблема «Фольклор и композитор» в начале XXI века.

Э.Н.: Для меня фольклор необычайно привлекателен! Я очень люблю как  татарский фольклор, так и фольклор народов России и других стран. Мне кажется, в этой многовековой музыке скрыты такие глубины, что даже музыка великих композиторов этого не достигает. Я рад, что в Казанской консерватории на кафедре композиции уделяют особое внимание фольклорным обработкам! В годы обучения я написал несколько таких сочинений. Мне посчастливилось съездить в фольклорную экспедицию и собирать фольклор самому – это неоценимый опыт. Я очень люблю народное творчество в его первозданном виде, так же с огромным любопытством отношусь к разным музыкальным смешениям с участием народной музыки. У меня много планов и идей в русле работы с фольклорным материалом, надеюсь, что в ближайшее время я смогу их воплотить в жизнь.

К.: Ваше отношение к традиционным жанрам музыки? Нужна ли современной музыке жанровость? Какие жанры наиболее привлекательны для выражения ваших мыслей? Что диктует жанровый выбор? Как относитесь к проблеме жанрового симбиоза?

Э.Н.: Мне кажется, традиционные жанры ушли в далекое прошлое. Жанр это всегда особые ограничения в выборе музыкальной формы, стиля и т.д. Любой жанр несет в себе опыт тех сочинений прошлого, которые написаны в данном жанре. В этом плане мне импонирует творчество С.Губайдулиной, у которой много симфонических сочинений, но при этом нет ни одной симфонии, хотя многие из них можно было бы ими назвать. Есть и более устойчивые жанры, как например, балет, опера или песня. Хотя и они со временем сильно эволюционировали. Освоение традиционных жанров очень важно в период обучения основам композиции, чтобы в дальнейшем можно было, опираясь и синтезируя их, создавать новые сочинения. Мне кажется, это более интересный и перспективный путь развития и в нем можно найти много нового и интересного для творчества.

К.: Привлекают ли вас музыкально-театральные жанры?

Э.Н.: Очень! Опера, балет, мюзикл – все это вызывает у меня огромный интерес, небольшой опыт работы в этой сфере у меня уже есть. Музыкальный театр – это удивительное соединение музыки, сюжета, драматургии, хореографии, сценографии и многого другого. Это всегда будет привлекательным как для зрителя, так и авторов. К сожалению, у нас в Казани нет полноценного экспериментального музыкального театра, где можно было бы максимально точно воплощать свои  идеи, но тем не менее в творчестве молодых композиторов в последние годы возрос интерес к сценическим жанрам, что не может не радовать. Я надеюсь, что все-таки когда-нибудь в нашем городе появится подобная площадка и будет стимулом к созданию новых произведений в этом жанре.

К.: Как вы используете безграничные возможности компьютера в процессе создания Ваших сочинений?

Э.Н.: Компьютер очень выручает, без него уже трудно представить жизнь современного человека в мире. В первую очередь, для меня компьютер и интернет – это окно в мир. Можно каждый день узнавать столько нового, знакомиться с интересными людьми и получать ту информацию, которую без него невозможно было бы найти. Во вторую очередь, это решение многих технических проблем, как набор нот, изготовление партий и т.д. Это  и возможность озвучить свое сочинение, так как не всегда есть условия для записи музыки в живом исполнении (хотя я это делаю крайне редко и отдаю предпочтение звучанию живых инструментов).

К.: В наши дни музыку пишут все, кому не лень: поэты, певцы, актеры, музыканты-инструменталисты, стилисты, режиссеры, всерьез считая себя композиторами, не имея при этом элементарного начального музыкального образования. Почему так девальвировался творческий труд? Как вы можете объяснить эту ситуацию, и есть ли пути выхода из нее?

Э.Н.: Это еще предсказывал Г.Гессе в своем знаменитом романе «Игра в бисер». На это сложно ответить почему так произошло. Мне кажется, тут много причин, одна из которых тот культурный хаос, который царит в нашем обществе. Сейчас трудно выжить, занимаясь только композиторской деятельностью, поэтому все меньше молодых людей идут в профессиональную композицию. Способных людей меньше не становится, поэтому многие из них творят, не имея профессионального образования. С другой стороны, «заказчика» тоже устраивает это положение. В годы СССР невозможно было спеть на большой сцене песню, написанную не членом союза, поэтому если автор хотел, чтобы его музыка звучала, он должен был учиться и вступать в Союз. Композицией можно было заниматься профессионально, сегодня такое даже трудно представить. Мне кажется, в этом деле не должно быть крайностей: есть много одаренных людей, по тем или иным причинам не получивших профессионального композиторского образования, и, тем не менее, создающих интересную музыку. И все же приоритет нужно отдавать профессионалу своего дела, иначе мы можем докатиться до полного дилетантства.

К.: Как выживает композитор в современном обществе, если он – свободный художник, не обременённый педагогикой и не идет на поводу рыночного спроса, как например, мастера – аранжировщики?

Э.Н.: В нашей стране нет практически никаких условий для человека, занимающегося чистым творчеством. Хорошо это или плохо – вопрос спорный, но это так. Я думаю, что это плохо. В советскую эпоху было создано много хорошей музыки потому, что была возможность заниматься чистым творчеством. Наряду с заказами композитор должен иметь возможность творить чистую музыку, не связанную с конкретными требованиями заказчика, только тогда будет происходить движение вперед.

К.: Каким критериям должен соответствовать композитор? Должен ли он обладать философским мышлением?

Э.Н.: На сегодняшний день композитор должен обладать массой качеств, без которых его фигура может просто затеряться. Мне кажется, что любой серьезный композитор это уже философ, поднимающий своим творчеством великие вопросы мироздания и пытается ответить, что такое жизнь, смерть, любовь? Это уже философия. Огромное значение имеет его упорство, трудолюбие и умение убеждать, кроме того, нужно уметь преподносить свое творчество. Важно владеть хотя бы одним инструментом и говорить на одном из мировых языков. Все это позволит не только обогатить духовный и внутренний мир композитора, но и более активно продвигать свое творчество.

К.: Как вы относитесь к исполнителям ваших сочинений? С.Губайдулина считает, что исполнитель – это самое основное, поскольку «композиторы делают только половину работы, которая без исполнителей – бумага, еще неживое несостоявшееся».

Э.Н.: Подписываюсь под каждым словом Софии Асгатовны. Исполнитель – это тот, кто вдыхает жизнь в музыку. Я очень люблю своих исполнителей, мне очень дорого их неравнодушие. Мне всегда приятна их инициатива что-то исполнить по-новому, привнести что-то свое, хотя бывают и принципиальные моменты, в которых четко требую то, что мне нужно. Но в любом случае общение композитора с исполнителем обогащает их обоих. Сочинение рождается только в момент своего первого исполнения. И чем больше впереди у этого сочинения исполнений, тем оно крепче стоит на ногах.

К.: Является ли для вас живительной средой классическая музыка прошлого? Как художественная интуиция помогает рождению музыки?

Э.Н.: Рождение музыки – это и есть интуиция, но обогащенная профессиональными знаниями композиции. Если бы для творчества не нужна была интуиция, композитором мог бы стать каждый, пройдя курс композиции в консерватории. Интуиция, композиторское чутье и талант лежат в основе профессии композитора, получившего глубокие профессиональные знания.

К.: Известно, что многие современные художники, композиторы, как и их предшественники глубоко религиозны. София Губайдуллина, принявшая христианство в зрелом возрасте считает, что «Жизнь разрывает человека на части. Восстанавливать целостность помогают религия (вера) и музыка». Каково ваше отношение к религии? Как вы относитесь к высказыванию, что «искусство, музыка – единственный путь к Богу»? (М.Юдина – С.Губайдулина)

Э.Н.: Согласен с выражением Марины Юдиной. Я верю, что Бог един и что различные верования это лишь разные дороги к нему. Мне кажется, искусство и атеизм – вещи несовместимые. Настоящее искусство всегда наполнено чем-то невидимым, потусторонним. При звучании хорошей музыки мы можем услышать присутствие Бога в этом мире.

К.: Привлекает ли вас поп, рок-музыка, джаз? Назовите имена, группы, близкие вашему мироощущению.

Э.Н.: Для меня привлекательна любая музыка, сделанная талантливыми людьми. Я очень люблю джаз, рок и поп-музыку. Люблю «черную» музыку: фанк, соул, блюз. Я очень люблю таких исполнителей, как Арета Франклин, Махалия Джексон, группы Queen и Pink Floyd, из сегодняшних популярных мировых артистов мне близко творчество Кристины Агилеры, Алишии Киз и многих других. Мне кажется, что на сегодняшний день в жанрах популярной музыки происходит больше интересных явлений, чем в академической.

К.: Близка ли вам «языковая манера микста», при которой авангард смешивается или чередуется с различными традиционными принципами музыкального выражения?

Э.Н.: Очень близка. Во многих своих сочинениях я делаю это. Как я уже сказал, чистые жанры и стили для меня ушли в прошлое, мы лишь можем совмещать, сопоставлять и объединять их друг с другом.

К.: Каково, на ваш взгляд, будущее академической музыки? Пойдет ли она по пути обогащения фольклорными традициями? Или музыка будущего объединит в себе достижения, накопленные за тысячелетия своего развития от античности, средневековья, Ренессанса, барокко, классицизма, романтизма, импрессионизма до авангарда? А возможно начнется сближение серьезной музыки с поп-артом, свидетелями которого мы уже были в рамках музыкальной культуры III направления конца прошлого века. А как считаете вы?

Э.Н.: На этот вопрос невозможно дать ответ. Но если предположить, то мне кажется, что музыка будущего это музыка, лишенная стилистических рамок и границ, в ней исчезнет деление на стили и жанры – останется лишь новое музыкальное пространство.

Теги: эльмир низамов, звуковое пространство композиторов татарстана, компьютер, игра в бисер, софия губайдулина, современный композитор,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ