Анна Нетребко: «Я – русская. Но, пожалуй, русская интернациональная»

Русский Нью-Йорк многообразен. Ваша персона стала там своеобразным противовесом нашумевшему было, но быстро почившему в бозе реалити-шоу «Русские матрешки». Противники этой телепрограммы говорили: русский Нью-Йорк – это совсем не накачанные силиконом девицы с Брайтон-бич, это еще и Анна Нетребко… 
Да, я – русская. Но, пожалуй, русская интернациональная. Кстати, ни разу не была на Брайтоне. Очень хочу туда поехать и наесться до отвала тамошних знаменитых пирожков. И икры баклажанной купить. В Нью-Йорке я часто устраиваю вечера русской кухни – сама готовлю, и все мои друзья сходят с ума, облизывая пальцы. Что готовлю? Кубанский борщ. Не со свеклой, а со всем остальным! Салат «оливье», конечно, блинчики с мясом, котлетки. Я очень люблю готовить. В марте-апреле опять буду в Нью-Йорке, друзья уже ждут. И я жду приезда в Нью-Йорк, который обожаю. 

От недвижимости в Нью-Йорке почему избавились?
От какой? Первую свою квартиру я купила на Манхэттене давно, у какого-то китайца. Потом вышла замуж, родился сын, грянул кризис. Такое вот стечение обстоятельств – и я купила квартиру большей площади, продав первую. Живу на той же улице, на Вест-сайде, на 32 этаже нового дома

Какие подарки получили к Новому году?
О, подарки! Я их очень люблю! И всегда прошу мужа, чтобы подарков на праздник было много, чтобы они были небольшого размера, непременно завернуты в подарочную бумагу. И вот когда получаю их, то как ребенок с удовольствием и затаенным дыханием распаковываю одну коробочку за другой. Пол у новогодней елки у нас дома всегда завален подарками, которые мы дарим друг другу, и мы часами можем сидеть всей семьей на полу и наслаждаться процессом обретения очередного сюрприза. 

Еще одним подарком друг другу станут наши совместные с Эрвином выступления. Пока таких концертов запланировано несколько, да и вряд ли их будет много, поскольку мы с самого начала с опаской относились к такому семейному подряду, дабы никто не говорил – вот, мол, протаскивают друг за счет друга… 

 Ваш супруг Эрвин Шротт – уругваец, вы – русская, а ваш сын?
Пока что у нас небольшая конфузия в плане лингвистики: первый язык у Тьяго Аруа сейчас – русский. Не в последнюю очередь за счет того, что именно я и русская няня, а не много гастролирующий папа, проводим с ним много времени. На русском языке у него есть любимый стишок: «Как у котика усы удивительной красы…». Конечно, когда сын пойдет в школу, то приоритет перейдет к английскому. А пока считает до десяти на трех языках, точнее, уже на четырех – немецкий прибавился. 

Дома, как и на сцене, предпочитаете исполнять главную партию?
Ни дома, ни на сцене у меня нет никаких проблем, чтобы делиться с кем-то. Уже хотя бы потому, что свое я все равно возьму. А если не возьму, значит, не дано. Философски подхожу к этому вопросу. Тем людям, которые хотят безраздельно царить и царствовать, живется трудно, поскольку в жизни так не бывает. Такая ли я? Я не такая… Взять, например, «Дон Жуана» в постановке Баренбойма. Это ансамблевая опера, у меня не главная партия – там шесть главных персонажей. И ничего – делимся. Только вот не цветами от зрителей. Просто потому, что цветы дарят лишь в России, в остальных странах такой традиции нет. Мне вообще работать в коллективе или в дуэте интересней, ведь происходит не только обмен опытом, но еще и взаимообмен энергией.

Подробнее

читать комментарии (0)
Пользовательский поиск


БЛОГИ