Интервью с Николаем Петровым

Эхо Москвы, передача Дифирамб от 27 апреля 2008 года, ведущая – Ксения Ларина

 К. ЛАРИНА:  я бы начала все-таки с печальной ноты, если можно так сказать. Дело в том, что сегодня, 27 апреля, годовщина ухода из жизни Мстислава Ростроповича. Именно сегодня, вот как раз через час, на Новодевичьем кладбище будет гражданская панихида, посвященная его памяти. И наверняка у вас есть, что сказать об этом человеке, свои видения об этой личности.

Н. ПЕТРОВ: Ну что можно сказать? Это действительно ушел кусок эпохи, причем кусок очень солидный. Понимаете, это именно не смерть, а уход. Вот когда уходят такие люди, как Шостакович, когда уходят такие люди, как Лихачев, когда уходят такие люди, как Игорь Александрович Моисеев, наш любимый всеми Слава Ростропович, это уходят куски эпохи. Они не восстанавливаются.

К. ЛАРИНА: Не воспроизводятся.

Н. ПЕТРОВ: Нет. Может быть, будет что-то даже равнозначное, но другое, уже такого не будет.

К. ЛАРИНА: Когда мы перечисляем такие имена, которые вы сейчас назвали, то начинаешь с ужасом вообще понимать, что вокруг зияют какие-то ямы. Вот человек исчезает, уходит и все. Вот почему-то так сегодня остро стоит вопрос о недостатке каких-то моральных авторитетов в обществе. И как вам кажется, их сегодня меньше, потому что они уходят, или их сегодня нет почти и их меньше, потому что они невостребованы?

Н. ПЕТРОВ: Вы знаете, есть, конечно, и очень большой элемент невостребованности, но это относится в основном к молодежи, вот именно невостребованность. А потеря морали? Я лично возлагаю здесь очень большую степень вины, если не основную степень вины, на то, что сейчас мы смотрим по телевидению. И вот несколько дней назад в «Московском комсомольце» было четыре пронзительнейших статьи…

К. ЛАРИНА: Крик отчаяния Александра Минкина.

Н. ПЕТРОВ: Да, крик отчаяния Александра Минкина. Я не знаю, что это даст, но, конечно, это правда. И я, безусловно, подписываюсь под каждым словом. И то, что вот сейчас происходит с нами, вот эти программы, которые мы смотрим, которые народ смотрит, и то убожество, которым народ восхищается, конечно, эта ситуация отнюдь не прибавляет оптимизма. Страшно, когда сидит зал, три тысячи человек, и счастлив до безумия, слушая какого-нибудь там, я не знаю, этого… Степаненко. Хотя, по идее, нужно было бы оттуда бежать, пригнувшись.

Подробнее

читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ