НАИЛЯ АЛЬМЕЕВА: «ИЗУЧЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ МУЗЫКИ ДРУГИХ НАРОДОВ – ВЕРНЫЙ ШАГ К СБЛИЖЕНИЮ ЛЮДЕЙ…»

    В этом году увидело свет академическое музыковедческое издание «Песни татар-кряшен», изданное в Санкт-Петербурге. Спонсором издательского проекта выступило ОАО «Холдинговая компания «Ак Барс». Автор и составитель научного сборника – кандидат искусствоведческих наук, старший научный сотрудник Российского института истории искусств (город Санкт-Петербург) Наиля Альмеева. На протяжении долгих лет учёная плодотворно сотрудничает с общественными организациями кряшен. По случаю выхода нового издания, мы задали ей несколько вопросов.

      - Наиля Юнисовна, выпущенный недавно том песенного фольклора кряшен является, пожалуй, первым в истории кряшен фундаментальным исследованием их песенной культуры. Приятно также сознавать, что это только первый выпуск многотомного издания.

     - Напевы кряшен публиковались и раньше, но, во-первых, не в таком количестве. Сейчас они издаются в максимальной полноте каждой территориальной традиции. Так, увидевший свет первый том раскрывает содержание примёшинской традиции. А во-вторых, они не рассматривались в качестве полноценной самостоятельной песенной культуры со своими обрядовыми жанрами, которых нет у казанских татар – календарными, свадебными, рекрутскими песнями. Это всё характерные жанры именно кряшенской песенной культуры.

     - Как получилось, что книга была издана в Санкт-Петербурге?

     - Сейчас я живу и работаю в этом городе. Сбор материала в кряшенских деревнях начинала в 1978 году, когда ещё жила в Казани и училась в консерватории, работала в Институте языка, литературы и истории. Заинтересовавшись однажды пением кряшен, я очень увлеклась и не могла оставить эту тему, ставшую делом моей жизни. Защитила кандидатскую диссертацию о песнях кряшен в 1986 году (тогда ещё в Ленинграде). Продолжила заниматься темой в Институте истории искусств, когда переехала в Санкт-Петербург. Это научное издание – результат моих многолетних исследований. На титуле книги написано: «Казань – Санкт-Петербург». Рукопись напечатана в самой лучшей казанской типографии «Идел-Пресс». Меня это очень радует. Редакторы и рецензенты издания – учёные двух научных институтов, находящихся в разных регионах страны. В результате получился межрегиональный труд на благо российской науки.

     - Что же Вас настолько заворожило в пении кряшен?

     - Поскольку я сама не кряшенка, то в первый раз мне было непривычно слышать эти «странные» протяжные песни, не всегда похожие на привычные татарские. Их мне предстояло понять как музыканту. Но в первой же экспедиции я почувствовала, что песни кряшен – это живая старина, это богатая обрядовая культура. Очень захотелось понять: из чего она состоит? Для музыкальной науки это невероятно интересный объект, потому что в ней можно обнаружить следы родства с соседними музыкальными культурами, такими, как чувашская, марийская, удмуртская, и с такими отдалёнными, как венгерская, казахская.

     - Припомните, пожалуйста, какой-нибудь интересный случай из экспедиционной жизни.

     - Интересного было много, были и трудности, и радости встреч с хорошими, чистыми душой людьми, поездки на всех мыслимых видах деревенского транспорта…   Помню в 1979 году, во время второй в моей жизни экспедиции к кряшенам, я записала древний напев праздника «Нардуган» в Заинском районе. И всю ночь не могла заснуть: не верила, что удалось заполучить такую редкость.

     - Так что же теперь для Вас, как для человека, посвятившего этому жизнь, означает понятие «кряшенский напев»?

     - Это мелодическая красота и оригинальность. Это фантастически  завораживающий звук. Особенно в таких календарных напевах, как «Питрау», «Торойсын», «Май чабу». Они очень старинные, у них яркий, пронзительный тембр. Это что-то очень древнее, вызывающее «мороз по коже». Возникает такое ощущение, что прикасаешься к звукам прошлых веков. Удивительно, что всё это дожило до двадцатого столетия.

     - Вы, как «первопроходец» в песенной культуре кряшен, что-то можете назвать своим научным открытием?

     - В песенной культуре кряшен – всё открытие! До меня песни кряшен записывали старшие коллеги – М.Нигмедзянов и Р.Исхакова-Вамба. Так что я не совсем «первопроходец». Но мне посчастливилось записать кое-что интересное и новое. Начав заниматься кряшенским фольклором, я действительно поняла, что о нём очень мало известно. Я думаю, широкая общественность Татарстана не представляет, из чего состоит музыкальная культура кряшен, ведь раньше об этом говорилось вскользь.

     Во-первых, кряшены имеют специфическую жанровую систему, равноправную с жанровыми системами других народностей Поволжья. Во-вторых, внутри этой песенной культуры обнаружились очень древние напевы, которые исполняются на несколько голосов. Звуковой облик кряшенской песенной культуры – многоголосный.

     Обрядовые напевы озвучивают многие события традиционной жизни. Чего стоит, например, прекрасный свадебный обряд, весь наполненный пением! Как ярко звучат старинные хороводные напевы, которые пелись в течение лета! Жаль, что представления о кряшенском пении, скорее всего, будут формироваться в дальнейшем через сценическую самодеятельность. А эти песни надо петь не эстрадным голосом, а обрядовым.

    - Значит, Ваша книга станет для мировой общественности новым словом об уникальной песенной культуре кряшен?

     - Я надеюсь, эта работа действительно вызовет большой интерес у мировой научной общественности. Важно подчеркнуть, что к нашему нотному изданию приложен компакт-диск с полевыми записями подлинного пения кряшен. А это – настоящая культурная ценность. Любая, даже самая маленькая запись традиционного пения – это страница мировой культуры. Где бы она ни была записана – в Америке, в Африке или в Татарстане… Ведь архаический слой фольклора исчезает по всему земному шару. В Европе он уже фактически исчез. Россия же в этом смысле очень интересная страна: здесь и в двадцатом веке был ещё жив архаичный фольклор. А у народов Поволжья – особенно. Это – регион, где у разных народов сохранились достаточно старые пласты песенной культуры. Постепенно они исчезают, и наши записи от старых бабушек пополнят музей звукозаписи мировой музыкальной культуры. Эти сведения особенно ценны, когда они на звуконосителях. Поэтому самые современные издания фольклора немыслимы без компакт-дисков.

    - В Санкт-Петербурге Вы обучаете будущих специалистов по фольклору, которые будут собирать и исполнять его. Мы часто обижаемся на молодёжь за непонимание и предвзятое отношение к ценностям старшего поколения. Скажите, насколько проявляют к ним интерес Ваши студенты?

     - В Санкт-Петербургской академии культуры я веду специальный курс лекций «Музыкальный фольклор народов России» на кафедре русского народного исполнительского искусства. То есть, мои слушатели – это студенты, специально изучающие проблемы народного пения. Многие студенты не совсем представляют себе, что такое наша реальная многонациональная страна. Очень впечатляет их этнокультурная карта России, которую я перед ними разворачиваю. Интерес, безусловно, появляется. Каждое занятие мы слушаем подлинное пение народов России: у меня большая фонотека фольклора народов мира. Студентов впечатляет традиционный фольклор народов Поволжья, Урала, Сибири, Тувы, Камчатки, Сахалина, Северного Кавказа… Я убеждена, что изучение национальной музыки других народов – верный шаг к сближению людей. И чем больше будут узнавать музыкальную культуру кряшен в самом Татарстане, тем больше будут её любить. Иначе и быть не должно.

Интервью записала Людмила Белоусова

Теги: альмеева, фольклор, песни кряшен,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ