Гамма Скупинский: музыкант с музыкальным именем

Известный голливудский композитор, автор музыки к тридцати пяти фильмам Джеки Чана, в прошлом продюсер Софии Ротару и автор песен для нее, владелец оперной антрепризы «The WHOpera», музыкант с музыкальным именем Гамма Скупинский дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Музыка России».

Гамма Скупинский О своем имени композитор рассказывает:

– Оно связано с историей моей семьи. Во время Второй мировой войны многие из родственников погибли в концлагерях и мама решила назвать меня в их честь, взяв по первой букве их имен: Григорий, Анна и т.д.. Гамма – это это своего рода аббревиатура. Мой дед был музыкантом и он переставил буквы так, что получилось имя Гамма.

 

Композитор родился в Черновцах, музыкальное образование получил в Казанской консерватории.

– В Казани была очень сильная композиторская школа, в консерватории работали выдающиеся педагоги – Назиб Гаязович Жиганов, Альберт Семенович Леман. Учиться там было очень почетно. Мою дипломную работу – Первую симфонию – исполнил оркестр под управлением легендарного дирижера Натана Рахлина.

 

В 1970 году по окончании консерватории Скупинский был приглашен в Черновицкую филармонию для работы музыкальным руководителем известных коллективов «Червона Рута», солисткой которой была София Ротару, и «Смеричка».

 

– Расскажите, по какой причине вы переехали в США?

– В США я эмигрировал в 1979 году вместе с родителями. Я интересовался постижением современных средств композиторской техники, теорией современных медиаискусств и проблемами искусственного разума в «Media Lab» Массачуссетского технологического института. В Бостоне я был принят на композиторский факультет Консерватории Новой Англии, по окончании которой получил квалификацию мастера музыки. Дальнейшее обучение продолжил в Бостонском  университете.

 

– Именно там вам выпала уникальная возможность заниматься с выдающимися музыкантами такими, как Джон Кейдж, Дьердь Лигети, Пьер Булез, Стив Райх. Поделитесь воспоминаниями?

– У меня сохранились записи всех мастер-классов. В Гарвардском университете есть традиция: каждые 8-10 лет он приглашает одного выдающегося человека из любой области. Это может быть врач, писатель, музыкант. До того момента, как они пригласили Кейджа, у них было всего два музыканта – Стравинский и Бернстайн. Я присутствовал на серии лекций Кейджа. Он взял 20-30 разноязычных газет – французских, немецких, английских, – разрезал их на маленькие кусочки, буквально, на слова, на буквы, бросил в мешок, перемешал. Получившийся «ворох» букв занес в компьютер, потом компьютер это рандомизировал (от англ. random –случайный, произвольный), распечатал получившиеся файлы и читал каждые 3 дня по 3-4 часа. Это было музыкальное произведение, созданное из звуков. Так он хотел объяснить нам свою теорию, но никто его не понял. Помню, как Дьердь Лигети принес на мастер-класс свои этюды, которые еще никто не играл. Они были записаны на синтезаторе «Yamaha».

 

– Вы являетесь автором крупных сочинений. 14 опер, 13 симфоний…

– Да, и это не считая сочинений, написанных до переезда в США. Вывозить рукописи не разрешалось. Поэтому все, что было написано, утеряно. Также у меня есть балеты, струнные квартеты, концерты для различных инструментов.

 

– Ваше последнее сочинение – киноопера «Апостол» по повести А.Чехова «Черный монах». Расскажите о жанре, возможно ли провести параллель с «классическим» оперным жанром?

– Я думаю, что можно. Я продолжил идею известного французского фильма «Шербургские зонтики», который, по сути своей, является оперой нового типа. Партитуру оперы я озвучил компьютерными, электронными звуками Бостонского симфонического оркестра.

 

– Вы сделали это с помощью компьютерной программы?

– Да. В Америке есть программа, которая создавалась следующим образом. Каждый оркестрант играл по одной ноте звукоряда – до, ре, ми и т.д. И в итоге стало возможным воссоздавать звучание целого оркестра. У меня есть такая же саунд-программа Венского симфонического оркестра. Так мы решили проблему отсутствия оркестра. Вторая задача – отсутствие дирижера. Мне не хотелось, чтобы кто-то стоял перед глазами и махал.

 

– Как же вы организовали музыкальное действо?

– Большое количество репетиций и невозможное становится возможным. Певцы поют в микрофоны, что выносит звучание на более высокий эмоциональный уровень, на уровень рок-ансамбля.

 

– Вы являетесь владельцем оперной антрепризы. Расскажите, какие цели она преследует.

– В Америке огромное количество певцов. В Голливуде – их тысячи, а оперный театр – один. Поэтому многие музыканты объединяются и ставят оперы. Директором оперного театра в Лос-Анджелесе является Пласидо Доминго. Примерно раз в месяц его ребята разучивают новую оперную партитуру и затем он прослушивает. Если ему понравилось – ее ставят. В ближайшее время я планирую показать ему своего «Апостола». В момент создания антрепризы я ходил по многим театрам с целью поставить оперу, но это практически невозможно.

 

– И тогда вы, как когда-то Вагнер, создали для себя свой театр?

– Совершенно верно. Я написал объявление в интернете, и так собрались энтузиасты.

 

– Сколько сейчас человек в  антрепризе?

– Человек 15, не считая сотрудников по звуку, свету и т.д.

 

– Из Бостона вы переехали в Лос-Анджелес для работы в киноиндустрии Голливуда. Вы являетесь автором музыки к фильмам с Джеки Чаном. Как сложилось ваше сотрудничество?

– Был контракт с «Sony Pictures Entertainment» на озвучивание фильма с Джеки Чаном «Час пик», после которого он и стал жутко популярным. Дежки Чан снимается с 12-13 лет по одному фильму в неделю. К тому времени у него их было тысячи. И «Sony» сказали: «Давайте их продавать». Но они столкнулись с проблемой. В Гонконге нет авторского права, поэтому при создании фильмов они брали музыку откуда угодно – из фильмов «Крестный отец», «Война миров». Записывали шумы, диалоги и музыку на одну дорожку. Необходимо было вырезать диалоги на китайском языке, всю музыку. Длительность каждого фильма по 3,5 часа. «Sony» дали клич с тем, кто может это сделать. Крупные студии запросили миллионы долларов. К тому времени у меня был большой опыт, и я выиграл контракт. Всего получилось около 35 фильмов. Я делал по 3 фильма в неделю, это была адская работа. Спустя 6 месяцев после завершения работы ко мне прибегает менеджер с побледневшим лицом и говорит: «Ты написал музыку ко всем фильмам, а контракта по авторскому праву у нас нет. Фактически ты владеешь всеми фильмами». Я не стал требовать от компании никаких процентов, для меня было важно, что я начал работу в кино и что у меня сложились деловые отношения с крупной компанией. Менеджер убежал настолько радостный, что забыл забрать у меня оригиналы фильмов, Я, конечно, не собираюсь их издавать.

 

– Как давно это было?

– 1996 год. У меня вообще около 100 фильмов. Один из них, вышедший в 2000 году, попал в 10-ку лучших.


Альмира Касьянова, электронная газета «Музыка России»

Теги: гамма скупинский, джеки чан,
Пользовательский поиск


БЛОГИ