Конкурс : новые имена и перспективы

В апреле 2011 года в Казани прошел Международный конкурс композиторов им. Н.Г.Жиганова.

Александр Маклыгин Корреспондент электронной газеты «Музыка России» Рамзия Усеинова побеседовала об этом событии с проректором Казанской государственной консерватории им. Н.Г.Жиганова заслуженным деятелем искусств РТ и Мари Эл, доктором искусствоведения, профессором Александром Маклыгиным.

 

- Казанская государственная консерватория ежегодно оказывается учредителем и организатором самых разных конкурсов и смотров. Год 2011 для консерватории с самого его начала проходит под знаком 100-летия крупнейшего советского композитора, основателя Союза композиторов Татарстана и Казанской консерватории, народного артиста СССР и России композитора Назиба Жиганова, чье имя по праву носит наша консерватория.

Совсем недавно Большой концертный зал республики имени Салиха Сайдашева буквально кипел конкурсными страстями – здесь проходил концерт из произведений финалистов Международного конкурса композиторов имени Н.Г.Жиганова. Зал был полон, причем публика, в основном, состояла из профессиональных музыкантов, поскольку исполнялись сочинения молодых композиторов России, Украины, Казахстана Татарстана и Башкортостана, прошедшие в финал этого интереснейшего конкурса. Концерт оказался необычайно содержательным. Как проректор и заведующий кафедрой композиции Казанской консерватории, а также член жюри и один из организаторов этого конкурса, расскажите, как он проходил, поделитесь своими впечатлениями об участниках.

 

- Идея конкурса у нас в Казанской консерватории витала давно, поскольку консерватория имени Жиганова, создана Жигановым и для нашего первого ректора КГК композиция была областью главного приоритета. Он понимал важность подготовки и воспитания молодых композиторов. Мы приближались к 100-летию, и хотелось, чтобы в череде тех мероприятий, а их довольно много в консерватории - это огромное количество концертов памяти Жиганова, конференция, творческие встречи, но нам хотелось, чтобы было еще одно важное мероприятие, которое напрямую связано с творческой деятельностью Н.Жиганова как композитора. Тут надо напомнить, что в последний этап жизни он был связян, в основном, с симфонической музыкой. Сам в консерватории вел класс оркестровки, т.е. по-существу, все композиторы - выпускники консерватории именно в своей оркестровой технике, мастерстве восходят к Назибу Гаязовичу. Огромное количество фотографий, на которых мы видим Жиганова с учениками, это все снимки, выхваченные из уроков оркестровки. Поэтому у выпускников, как правило, всегда было два учителя: педагог по специальности и педагог по классу оркестра.

С этим связан и сам формат конкурса: он возникал не как конкурс вокальной или камерно – инструментальной музыки, а задуман по самому высокому счету – как конкурс симфонических  партитур, как работал сам Жиганов.

Здесь удачно сложились обстоятельства: у консерватории в последний год сложились очень живые контакты с Государственным симфоническим оркестром республики, и этот проект стал совместным проектом двух творческих коллективов - Казанской консерватории и симфонического оркестра.

В организации конкурса на высоком уровне надо отметить большую роль ректора консерватории Рубина Абдуллина и художественного руководителя ГСО Александра Сладковского. Безусловно, была существенная поддержка Министерства культуры РТ, которое обеспечило призовой фонд конкурса и достаточно серьезный - полмиллиона рублей!

Организация конкурсов именно симфонических партитур – дело очень сложное. У нас в России есть конкурсы композиторские, но в основном это камерно - инструментальные, симфонических очень мало. Само по себе конкурс именно симфонических сочинений - дело сложное. Главным условием творческим ставилось, конечно, идея, оригинальность замысла, мастерство и, важное, что было одним из приоритетов у самого Жиганова - национальная самобытность. Чтобы у участников конкурса был представлен национальный колорит, самый разный, но был, иначе это не был бы конкурс имени Жиганова.

Надо заметить, практически во всех партитурах, которые мы получили, а мы получили 25 партитур из разных городов России, Казахстана, Украины, мы видели желание по новому, оригинально посмотреть на фольклор разных регионов страны, на национальную традицию, которую пытался выразить в своей музыке молодой композитор. Это нас очень порадовало. Наша музыка всегда отличалась национальной самобытностью. Здесь в Казани, столице и центре крупного полиэтнического региона, каким является Поволжье, музыка всегда имела национальное звучание, и национальная составляющая должна быть главной.

У нас было очень авторитетное жюри, которое возглавлял один из ведущих современных отечественных композиторов Александр Владимирович Чайковский, народный артист России, был в жюри и известный композитор Фарадж Караев, сын Кара Караева, представляющий Азербайджан.

Свою республику представляла заслуженный деятель искусств Казахстана Актаты Раимкулова - композитор, проректор, заведующая кафедрой композиции и арт-менеджмента Алматинской консерватории. И очень авторитетные музыканты из Казани: народный артист России, заместитель председателя Союза композиторов России, председатель Союза композиторов Татарстана Рашид Калимуллин, народный артист России, ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин, проректор, заведующий кафедрой композиции консерватории, заслуженный деятель искусств, доктор искусствоведения Александр Маклыгин, профессора Казанской консерватории, заслуженные деятели искусств России Анатолий Борисович Луппов и Борис Николаевич Трубин.

Конкурс состоял из двух этапов: предварительного и финала. На отборочном туре все работы прослушивались под девизами и, гарантирую, никто ничего не знал, то есть кто, что написал члены жюри знать не могли. И мы коллегам отправляли партитуры и записи также под девизами. Было относительное единодушие в том, как мы отбирали финалистов. Более того, победители они все уже выделялись у всех участников жюри на стадии отборочного тура - две первые работы (впоследствии) сразу были в лидерах. Я уже под девизами понял - «Жарас» и «Чыпчырган», что эти два автора должны быть в финале. Реальное звучание должно было подсказать: будут эти работы первыми, Е.Анисимовой и Т.Жармукамета, или другие. Среди финалистов были представлены весьма показательно разные регионы: Москва, Санкт-Петербург, Казахстан и Уфа.

Надо отметить и то, что этот конкурс стал премьерой и для двух молодых дирижеров. Это - инициатива Сладковского. Он использовал конкурс как дебют, шанс для двух подающих надежду молодых дирижеров – аспирантов Казанской консерватории. При этом он сам все контролировал, управлял процессом. Это стало своеобразной школой и конкурсом для самих молодых дирижеров. Приятно, что этот шаг был связан с конкурсом, прошедшим под эгидой - имени Жиганова.

 

- Для молодых композиторов участие в этом конкурсе – очень важный этап их творческой жизни. В связи с лауреатами, и прежде всего молодыми композиторами нашей республики, хотелось бы узнать, не рассматривался вопрос о включении в программы концертов Госоркестра сочинений победителей конкурса?

 

- Нет, такой вопрос не входил в компетенцию жюри, поскольку у Госоркестра своя репертуарная программа. Это уже на усмотрение самого художественного руководителя. Смысл этого конкурса в том, что внимание Государственного симфонического оркестра привлечено к творчеству молодых композиторов, для которых эти симфонические партитуры, возможно, первые самостоятельные. Все обычно пишут такую дипломную работу, но она пишется под руководством мастера, а тут многие написали самостоятельно. Был приятный подарок и для самих молодых  композиторов, что они услышали свое произведение в очень хорошем исполнении, а с другой стороны, для Госоркестра это - возможность обратить внимание отдельной строкой своей репертуарной политики на перспективу творчества молодых композиторов, особенно композиторов Татарстана. Здесь два автора в числе лауреатов представляют Казань: Анисимова и Галимова, члены Союза композиторов Татарстана-России, воспитанники кафедры композиции Казанской консерватории.

 

- Юбилей Н.Г.Жиганова отмечается Казанской консерваторией очень широко, в юбилейной программе множество различных акций, концертов. Что интересного по увековечиванию памяти выдающегося музыканта запланировано еще?

 

- Что касается нашего факультета, мы действительно сделали ряд важных концертов: это концерт кафедры композиции, концерт студентов – композиторов. Все это, так или иначе, связано с Жигановым. Что касается общеконсерваторской программы, год Жиганова вовсе не закончен. Там запланированы новые мероприятия, приуроченные к юбилею Жиганова.

Мы будем выпускать сборник статей музыковедов, посвященный Назибу Гаязовичу, намечено издание ряда нотных сборников с музыкой Жиганова.

Так что Год Жиганова для нас вовсе не заканчивается, более того, идея заключается в том, что не может быть у нас только года Жиганова - Год Жиганова должен вызвать годы постоянного внимания к создателю нашего вуза, чувства долга перед памятью этого великого композитора, музыканта.

Поэтому вряд ли у нас может возникнуть ощущение, что мы все выполнили. Время идет, меняются приоритеты, меняются нюансы, следовательно, возникают новые витки интереса к жигановскому наследию, имени Жиганова, его идеям, его сочинениям, которые так или иначе будут актуализироваться в связи со временем.

 

- Этот вопрос я хотела бы адресовать вам не как к проректору консерватории, а как к одному из ведущих музыковедов нашей республики, к мнению которого прислушиваются руководители Министерств культуры и не только. Мы стараемся не забывать наших корифеев, тех, кто стоял у истоков национальной культуры и музыкального искусств в том числе. Иногда возникает ощущение, что помнить-то помним, а музыка не исполняется. Профессиональные коллективы все меньше включают в свой репертуар сочинения наших композиторов-классиков и все новые и новые поколения молодых людей не знают своей культуры, не знают ни имен, ни тем более музыки национальных композиторов, составивших славу музыкального искусства XX века. Что вы думаете по этому поводу?

 

- Моя позиция известна: всякий творческий коллектив, который имеет статус «государственный», то есть он получает государственную поддержку, должен, безусловно, выполнять важную государственную задачу – поддержку национальной культуры. В данном случае татарстанской  культуры. Где еще как не в Казани исполнять произведения наших композиторов? Мы же не можем рассчитывать на Нижегородский или Новосибирский оркестр! Понятно, что существуют коммерческие планы, отчеты, требования. Они были, есть и будут. Но я не считаю, что скажем национальная музыка - такой малоперспективный неинтересный материал, даже с точки зрения коммерческой перспективы.

Здесь проблема скорее в другом: нам надо научиться как-то подавать, преподносить эту музыку, искать какие-то нестандартные формы ее популяризации, чтобы возникал интерес к разной музыке, в том числе и к татарской. А иначе получается, что мы с трепетом души произносим имя: Сайдашев, Сайдашев, а при этом много ли исполняется музыки Сайдашева? Происходит отделение имени от нас, от музыки. Получается, что имя действительно присутствует везде, а музыка в меньшей степени, она уходит в тень. Имя не только должно быть уважаемым, но и должно быть связано с тем, что его владельцем создано. Что касается музыкального театра, безусловно, в Казани не хватает именно национального музыкального театра, а такой театр очень нужен – Национальный музыкальный театр драмы и комедии. Эти формы аутентичного национального театра. Это – те же «Башмачки» Файзи, «Наемщик»Сайдашева.

Человек, который приехал в Казань как турист, обязательно должен увидеть «Башмачки», как же не увидеть визитные художественные карточки татарского народа, а этого нет! В лучшем случае в Камаловский театр можно сходить, но есть одна особенность: драматический театр, в котором главное - слово, он связан с языком и здесь важно знание языка. Музыкальный театр – он более демократичен для людей разных национальностей. Если мы хотим Казань сделать крупным туристическим центром, то эту национальную составляющую должны строить и строить на активном усилении музыкального начала. Музыкальный национальный театр, он более может раскрыть сущность татарского менталитета и татарской культуры. Такого театра в Казани нет. Он должен быть!

Рамзия Усеинова, электронная газета «Музыка России»

Теги: конкурс жиганова, казань, александр маклыгин,
читать комментарии (0)
Оставить комментарий



Пользовательский поиск


БЛОГИ